Стиховедение

Стиховедение, метрика, наука о звуковой форме литературных произведений. Основным материалом С. являются стихи (отсюда и название), т. е. речь, наиболее организованная в звуковом отношении; однако исследование звуковой формы прозы (ритма, аллитераций и пр.) также обычно включается в область С. Логически С. разделяется на три части: фонику (учение о сочетаниях звуков), собственно метрику (учение о строении стиха — см. Метр) и строфику (учение о сочетаниях стихов). В каждой из них может быть выделена статическая характеристика значимых звуковых элементов и динамическая характеристика принципов их сочетания: так, собственная метрика распадается на просодию (классификацию слогов на долгие и краткие, ударные и безударные и пр.) и стихологию (законы сочетания этих слогов в стихе). Однако практически объём и разделение С. в разных литературных традициях различны: иногда из С. выпадают некоторые разделы (в античном С. фактически отсутствовала фоника), иногда прибавляются инородные (в араб. С. входит рассмотрение фигур стилистических). Некоторые вопросы, изучаемые в С., лежат на границах С. и др. областей литературоведения: так, на границе С. и стилистики (именно поэтического синтаксиса) лежит явление переноса, на границе С. и композиции лежит явление "твёрдых форм" (сонета, рондо и пр.), а такое важное стиховедческое понятие, как интонация, затрагивает и область декламации (например, "восходящая интонация"), и стилистики (например, "напевная интонация"), и тематики ("религиозно-дидактическая интонация" и т.п.).

Возникновение С. как науки обычно связано со становлением в различных литературах письменной поэзии, обособившейся от музыки с её непосредственным слуховым ощущением норм звукового строения стиха; при этом часто молодая поэтическая культура пользуется для осмысления своей системы стиха чужой, "классической" системой стиха (так, латинское С. опиралось на понятия греческого С., а новоевропейское — на понятия латинского С.). В соответствии с этим С. первоначально всюду было наукой нормативной, системой "правил" и "вольностей", учившей, как "должны" писаться стихи; только с 19 в. С. становится наукой исследовательской, изучающей, как действительно писались и пишутся стихи. При выявлении фактов одним из основных методов в С. является статистика: выделение таких звуковых явлений, которые могут быть обязательными, господствующими или только преобладающими признаками стиха (его "константами", "доминантами" и "тенденциями"), достигается вернее всего с помощью подсчётов. При обобщении фактов С. пользуется в основном сравнительным методом; сравниваться могут показатели употребительности тех или иных стиховых форм: 1) в разные периоды литературной истории, 2) в литературе разных языков, 3) в поэтическом произведении и в "естественном ритме" (или "естественной фонике") данного языка. Конечной целью С. является установление места звуковой структуры в общей структуре произведения, её связи со структурами языковой и образной.

Развитие русского С. неотрывно от развития русского стихосложения, первый подъём его (18 в. — работы В. К. Тредиаковского, А. Д. Кантемира, М. В. Ломоносова) связан с освоением силлабо-тонического стихосложения, второй (начало 19 в. — работы А. Х. Востокова и др.) — с освоением имитаций античных и народных размеров, третий (1910—20-е гг. — работы А. Белого, Б. В. Томашевского, В. М. Жирмунского, Р. Якобсона и др.) — с освоением тонического стихосложения. Новый этап развития русского С. наметился с 1960-х гг. и связан с использованием достижений современного языкознания, семиотики и теории информации.

Лит. см. при ст. Стихосложение.

М. Л. Гаспаров.