Психологическая школа

Психологическая школа в литературоведении, сложилась в Западной Европе и России в последнюю треть 19 в., отражая общий поворот социологии, философии и эстетики к психологизму. Пересматривая и развивая идеи культурно-исторической школы и особенно биографического метода, она противопоставляла себя спекулятивной ("общефилософской") эстетике (в т. ч. классической немецкой). Главным предметом изучения для П. ш. стала внутренняя, психологическая сторона творчества, и прежде всего — душевная жизнь автора, поскольку искусство, по словам одного из основоположников этой школы В. Вундта, "выражает все то, что человек носит в себе, как впечатления внешнего мира и как свои собственные душевные движения" ("Основы искусства", СПБ, 1910, с. 7). Художник творит для себя: воплощая в образы мучающие его мысли, чувства, настроения, он тем самым освобождается от них; само произведение становится моделью души создателя. Все особенности произведения выводятся из своеобразия личности художника, а различия между произведениями объясняются различием переживаний и психологических типов (поэты выражения и поэты воплощения, художники-наблюдатели и художники-экспериментаторы). Историческое развитие искусства (литературы), его общественная обусловленность отодвигались на второй план. Сторонники П. ш. не признавали объективного характера художественного содержания: оно всегда сиюминутный процесс, поскольку его порождает ("вкладывает") сам читающий в зависимости от собственного, неповторимого опыта жизни. "Заслуга же художника не в том minimum содержания, какое думалось ему при создании, а в известной гибкости образа, в силе внутренней формы возбуждать самое разнообразное содержание" (Потебня А. А., Мысль и язык, Харьков., 1892, с. 187).

П. ш. представляли в Западной Европе труды литературоведов (С. Жирарден, Э. Эннекен, В. Вец), а также эстетиков и искусствоведов (В. Вундт, Э. Эльстер, Н. Фолькельт); на рубеже 19—20 вв. П. ш. уступает место школам интуитивизма и психоанализа.

В России первым идеи школы изложил А. А. Потебня ("Мысль и язык", 1862); в дальнейшем она представлена в работах его учеников (Д. Н. Овсянико-Куликовский; А. Г. Горнфельд, Т. Райнов, М. С. Григорьев и др.) и в журнале "Вопросы философии и психологии" (1899—1918); как целое перестала существовать в 20-е гг. Осваивая наследие П. ш. (особенно Потебни), марксистские исследователи критиковали её за абсолютизацию субъективной стороны творчества, утверждение безграничности истолкований художественной идеи и недооценку исторической динамики искусства.

Лит.: Овсянико-Куликовский Д. Н., Вопросы психологии творчества, СПБ, 1902; Müller-Freinfels R., Psychologie der Kunst, Bd 1-2, Lpz., 1922-23.

В. В. Курилов.