Язва

Язва (ulcus), дефект кожи или слизистой оболочки, возникающий в результате омертвения ткани; часто характеризуется хроническим течением без наклонности к заживлению (например, трофическая Я. кожи). Причиной образования Я. могут быть длительное механическое (трение, давление), температурное, химическое и другое воздействие на ткани, нарушения нервной трофики, специфические и неспецифические инфекции (туберкулёз, сифилис, проказа, брюшной тиф и др.), распад опухоли и т. д. Возникновению Я. способствуют нарушения обмена веществ (например, сахарный диабет), хронические интоксикации, витаминная недостаточность, эндокринные нарушения, истощение организма. Я. имеют различную форму (круглую, овальную, звездчатую), глубину и величину. Дно Я. может быть покрыто грануляциями, гнойным налётом, омертвевшей тканью. Глубоко проникающие язвы опасны разрушением стенок кровеносных сосудов и возникновением кровотечений. При благоприятном течении с преобладанием явлений репаративной регенерации наступает рубцевание Я. В последующем возможны рецидивы. Лечение направлено на основное заболевание. Местно применяют различные мази, повязки, физиотерапевтические процедуры. В случаях упорного течения — хирургическая операция. О Я. на слизистых оболочках желудочно-кишечного тракта см. ст. Язвенная болезнь, Язвенный колит неспецифический.

Р. Б. Кавтеладзе.

Язва трофическая

Язва трофическая, образуется вследствие нарушений трофики нервной, приводящих к возникновению очага некроза (омертвения) тканей. Наблюдается при заболеваниях и повреждениях спинного мозга и периферических нервов (например, на стопе при поражении седалищного нерва). Характеризуется быстрым прогрессированием язвенно-некротического процесса и упорным течением. В широком смысле Я. т. называют язвы любого происхождения (вследствие местного нарушения кровообращения, например при варикозном расширении вен нижних конечностей, травм и других причин) при длительном течении заболевания, т. к. вторично возникают местные воспалительные, рубцовые и другие изменения мелких нервных веточек. Лечение определяется характером основного заболевания; местно применяют мазевые повязки, физиотерапевтические процедуры.

Язвенная болезнь

Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, хроническое заболевание человека, характеризующееся образованием язвенных дефектов в стенке желудка и (или) двенадцатиперстной кишки. Выделена в самостоятельную нозологическую (см. Нозология) форму в 1829 французским врачом Ж. Крювелье. Наблюдается в любом возрасте, но чаще — у мужчин 25—50 лет. Общепринятой теории, которая объяснила бы все особенности возникновения Я. б., нет. Многие исследователи рассматривают язву желудка и язву двенадцатиперстной кишки как 2 различных заболевания. По наиболее распространённой теории язва возникает вследствие переваривающего действия желудочного сока на слизистую оболочку (пептическая язва), которое обусловлено повышением активности сока или снижением устойчивости участков слизистой оболочки к его действию. При Я. б. у большинства больных продукция желудочного сока и его кислотность увеличены; повышен и тонус блуждающего нерва, регулирующего желудочную секрецию. Важную роль в происхождении Я. б. играют наследственность, нарушения рационального режима питания, злоупотребление острой пищей, алкоголем, курение, нервно-психическое перенапряжение. В некоторых случаях развитию Я. б. предшествует гастрит. Как правило, язвы располагаются в начальной части двенадцатиперстной кишки или по малой кривизне желудка в области его привратника, имеют круглую или овальную форму и размеры от нескольких мм до 5—6 см в диаметре. Чаще у больного Я. б. имеется одна язва, но иногда наблюдаются две язвы одновременно (в т. ч. одна — в желудке и одна — в двенадцатиперстной кишке).

Основная жалоба при Я. б. — периодическая боль в подложечной области, связанная с приёмом пищи: в одних случаях она возникает через полчаса — час после еды, в других — через 2—4 ч после еды или натощак ("голодная боль", которая проходит после приёма пищи). Боль сопровождается изжогой, которая снимается приёмом питьевой соды; возможны тошнота, рвота, запоры. Иногда Я. б. длительно протекает бессимптомно. Характерна периодичность в течении болезни: чередование периодов обострений (чаще — весной и осенью) и ремиссий.

Осложнением Я. б. является проникновение (пенетрация) язвы в окружающие органы — поджелудочную железу, печень, жёлчный пузырь или жёлчные протоки. При разрушении язвенным процессом всей толщи стенки желудка или кишки наступает прободение (перфорация) язвы в брюшную полость, сопровождающееся острой ("кинжальной") болью в животе и развитием перитонита. Другое опасное осложнение — язвенное кровотечение вследствие разрушения стенки сосуда в зоне язвы, проявляющееся внезапной слабостью, обмороком, кровавой рвотой ("кофейной гущей"), жидким тёмным (дёгтеобразным) стулом, острой анемией. При хронических многолетних язвах наблюдается интенсивное разрастание плотной рубцовой ткани по их краям; при обычной локализации язвы это может вести к рубцовому стенозу с нарушением эвакуации пищи из желудка. Иногда язва желудка перерождается в рак. В распознавании Я. б. важная роль принадлежит рентгенологическому исследованию с контрастированием бариевой взвесью, выявляющему как язвенный дефект ("нишу") на контуре или рельефе органа, так и косвенные признаки язвы, и эндоскопии, которая позволяет визуально изучить состояние слизистой оболочки, установить расположение и характер язвы, провести биопсию. Лечение Я. б. зависит от стадии заболевания и проводится комплексно: диета; режим; применение лекарств, снижающих желудочную секрецию, нейтрализующих желудочный сок (щелочные смеси и др. — при повышенной кислотности желудочного сока), стимулирующих процессы заживления, обволакивающих, спазмолитических и успокаивающих средств; физиотерапия; санаторно-курортное лечение. Больные Я. б. подлежат диспансеризации. При хронических язвах, не поддающихся терапии, и при осложнениях Я. б. применяют хирургическое лечение: резекцию 2/3 желудка, обеспечивающую стойкое снижение секреции, или так называемые органосохраняющие операции (локальное иссечение язвы, экономная резекция желудка), которые дополняют пересечением ветвей блуждающих нервов (ваготомия) для снижения секреторной функции. Профилактика: рациональный диетический режим (см. Питание), отказ от курения, злоупотребления алкоголем, своевременное лечение гастрита.

Лит.: Левин Г. Л., Язвенная болезнь, М., 1970; Болезни органов пищеварения, 2 изд., Л., 1975.

А. Г. Киссин.

Язвенник

Язвенник (Anthyllis), род растений семейства бобовых. Преимущественно многолетние травы или полукустарники, большей частью с непарноперистыми листьями. Цветки жёлтые, реже красные, обычно в густых головчатых соцветиях. Плод — невскрывающийся боб, заключённый в чашечку. Свыше 50 видов, в Европе, Западной Азии и Северной Африке. В СССР около 15 видов. Я. многолистный (A. polyphylla) — кормовое растение, растет в Европейской части и на Кавказе по степям, сухим лугам, известняковым склонам, сосновым лесам, опушкам, залежам, пустырям, у дорог; иногда его возделывают. Все виды Я. охотно поедаются скотом, особенно овцами и козами. Я. многолистный, а также произрастающий в Западной Европе Я. обыкновенный (A. vulneraria) местное население использует для заживления ран и язв (отсюда название) и как вяжущее средство. Я. горный (A. montana) разводят как декоративное.

Язвенный колит неспецифический

Язвенный колит неспецифический, хроническое воспалительное заболевание ободочной и прямой кишок (см. Кишечник) с поражением слизистой оболочки и подслизистого слоя кишки и образованием язв. В его возникновении и развитии имеют значение стрессовые состояния, извращённые иммунные реакции организма, усиление болезнетворных свойств кишечной флоры. Воспаление может распространяться по всей слизистой оболочке толстой кишки или ограничиваться поражением отдельных её сегментов, от чего зависят проявления болезни. В острой стадии заболевания характерны понос (испражнения содержат кровь, слизь, гной), боли в животе, высокая температура, тяжёлая интоксикация. Возможны осложнения: кровотечения, прободение кишки с развитием перитонита и др. При хроническом течении периоды обострений сменяются ремиссиями; при более тяжёлом поражении кишки наблюдается непрерывное течение болезни с умеренно выраженными нарушениями функции кишечника, изменениями белкового, витаминного и водно-солевого обмена.

Лечение: применение антибактериальных препаратов, средств, направленных на повышение защитных сил организма (дробное переливание крови и др.), местное воздействие на кишку с целью улучшения эпителизации (рыбий жир в клизмах и др.). В некоторых случаях применяют хирургическое лечение (как в острой стадии, так и при хроническом течении болезни).

Лит.: Юхвидова Ж. М., Левитан М. Х., Неспецифический язвенный колит, М., 1969.

В. Б. Александров.

Язвенный лимфангит

Язвенный лимфангит, хроническая инфекционная болезнь однокопытных, характеризующаяся воспалением подкожных лимфатических сосудов и образованием в толще кожи гнойных язв. Случаи Я. л. регистрируются в странах Европейского континента. Возбудитель — неподвижная палочковидная бактерия, быстро погибающая под действием обычных дезинфицирующих средств. К Я. л. восприимчивы лошади, ослы, мулы. Источник возбудителя инфекции — больные животные, заражающие почву, навоз, подстилку выделениями из язв. Пути заражения — повреждения кожи, чаще в области пута задних конечностей. Болезнь начинается с опухания задних конечностей и хромоты. Затем в области пута возникают 1 или 2 узелка, после вскрытия которых образуются гнойные язвы. Вокруг язв появляются новые гнойные очаги, лимфатические сосуды между ними воспаляются, развивается слоновость конечностей. Процесс может распространиться на туловище, шею, голову, иногда на лёгкие, почки и закончиться смертью. Продолжительность болезни от нескольких месяцев до нескольких лет.

Лечение: вскрытие гнойных очагов, обработка язв дезинфицирующими растворами, внутримышечно — пенициллин. Профилактика: соблюдение зоогигиенических правил содержания и эксплуатации животных. Больных Я. л. изолируют и лечат; помещения и упряжь дезинфицируют.

Язгулем

Язгулем, Мазардара, Обимазар, река в Горно-Бадахшанской АО Таджикской ССР, правый приток Пянджа. Длина 80 км, площадь бассейна 1970 км2. Берёт начало из ледников на северном склоне Язгулемского хребта, течёт в глубокой долине. Питание смешанное, с преобладанием ледникового. Половодье с июня по сентябрь. Средний расход воды в 6 км от устья 36,2 м3/сек. Ледовые явления с конца ноября по февраль.

Язгулемский ледник

Язгулемский ледник, ледник Мазардара, долинный ледник на Западном Памире (Таджикская ССР). Расположен на северном склоне хребта Академии Наук, в истоках р. Язгулем. Длина (до верховьев фирновой зоны) 19,5 км, площадь 25,5 км2 (в том числе около 2 км2 — мёртвый лёд). Ледник заканчивается на высоте 3600 м.

Язгулемский хребет

Язгулемский хребет, горный хребет на Западном Памире (Таджикская ССР), между рр. Язгулем и Бартанг. Длина около 170 км. Средняя высота 4500—6000 м, наибольшая 6974 л (пик Революции). Сложен сланцами, песчаниками, известняками, гранитами. На гребне — ледники (площадь оледенения около 630 км2). На склонах — разреженная полупустынная и высокогорная растительность.

Язгулемцы

Язгулемцы, народ, живущий в Горно-Бадахшанской АО Таджикской ССР. См. Припамирские народности.

Яз-Депе

Яз-Депе, Яз-Тепе, остатки поселения 9—4 вв. до н. э. в 34 км к С.-З. от г. Байрам-Али (Туркменская ССР). Раскопки Южно-Туркменской экспедиции в 1954—56. Я.-Д. состояло из цитадели на сырцовой платформе (9—6 вв. до н. э., высота до 12 м) и поселения площадь около 16 га. Найдены бронзовые и железные изделия, наконечники стрел, каменные ядра для пращи, керамика (первоначально лепная, в середине 1-го тыс. до н. э. гончарная). Я.-Д. — ранний центр рабовладельческой Маргианы, где жили земледельцы и ремесленники.

Лит.: Массон М. В., Древнеземледельческая культура Маргианы, в кн.: Материалы и исследования по археологии СССР, № 73, М. — Л., 1959.

Язкулиев Баллы

Язкулиев Баллы (р. 2.1.1930, с. Омор-Пякизе, ныне Тезе-Ёл Ильялинского района Ташаузской области Туркменской ССР), советский государственный деятель. Член КПСС с 1953. Родился в семье крестьянина. В 1949 окончил Ташаузский учительский институт, в 1952 — Чарджоуский педагогический институт (заочно), в 1962 — ВПШ при ЦК КПСС. В 1949—52 работал учителем. С 1952 на комсомольской работе, в 1957—60 1-й секретарь Ташаузского обкома ЛКСМ Туркменистана. В 1962—64 председатель Ильялинского, Ленинского райисполкомов Туркменской ССР. В 1965—73 1-й секретарь Ильялинского райкома КП Туркменистана, председатель Ташаузского облисполкома. В 1973—75 председатель республиканского Совета профсоюзов Туркменистана. С 1975 председатель Совета Министров и министр иностранных дел Туркменской ССР. Член Центральной ревизионной комиссии КПСС с 1976. Награжден 4 орденами, а также медалями.

Язъяван

Язъяван, посёлок городского типа, центр Ахунбабаевского района Ферганской области Узбекской ССР. Расположен в 22 км к С. от ж.-д. станции Маргилан. Хлебокомбинат. Ферганский с.-х. техникум.

Языги

Языги, название одного из кочевых сарматских племён, создавшего племенной союз и расселившегося во 2 в. до н. э. в Северном Приазовье. У Я. происходило разложение родового строя и начался процесс классообразования. Я. вместе с роксоланами воевали с Римской империей. Зимой 69 до н. э. они вторглись в Мёзию. В следующем году повторили свой набег, но были разбиты. В середине 1 в. н. э. Я. известны между Дунаем и Тисой. Часть Я. во 2 в. н. э. поселилась в Паннонии. Остатки их в раннем средневековье смешались с другими народами Центральной Европы.

Язык (биол.)

Язык (lingua, или glossa), непарный вырост дна ротовой полости у позвоночных животных и человека. Я. рыб образован складкой слизистой оболочки; не имеет мускулатуры (за исключением двоякодышащих) и движется вместе со всем висцеральным скелетом благодаря движениям подъязычно-жаберного аппарата. У земноводных на верхней стороне Я. — спинке — появляются многочисленные слизистые железы. У всех наземных позвоночных развивается мускулатура Я., являющаяся производной подъязычной париетальной мускулатуры; он приобретает самостоятельную подвижность и может служить для перемещения пищи внутри ротовой полости, для её захватывания, участвовать в акте глотания. У большинства видов бесхвостых земноводных Я. используется для ловли добычи. В отличие от всех других позвоночных, у ряда земноводных свободен задний конец Я. Для ловли насекомых он выбрасывается, опрокидываясь вниз свободным задним краем. У пресмыкающихся в основании Я. лежит передний отдел подъязычного скелета — язычная кость. Я. крокодилов и черепах движется только внутри ротовой полости. Покрытый клейким секретом и очень длинный Я. хамелеонов служит для ловли насекомых. Раздвоенный на переднем конце Я. змей и некоторых ящериц очень подвижен и используется для осязания и химического (вкусового) анализа окружающих предметов. Я. птиц также связан с язычной костью и обычно мало подвижен, но у некоторых форм, например у дятлов и колибри, может выдвигаться далеко вперёд. Я. птиц покрыт ороговевшим эпителием. У попугаев имеется широкий, мясистый и подвижный Я. В целом форма Я. у птиц чрезвычайно разнообразна и связана с характером пищи (рис. 1).

У млекопитающих, благодаря редукции язычной кости и сложной мускулатуре, Я. приобретает ещё большую подвижность. У неполнозубых и некоторых копытных он служит для захватывания пищи. У человека он стал и органом речи. В Я. млекопитающих и человека различают свободную часть — тело и кончик, или верхушку, а также корень, которым Я. связан с нижней челюстью и подъязычной костью (рис. 2). На границе тела и корня, на спинке, находится слепое отверстие — заросший проток щитовидной железы. Нижняя поверхность Я. покрыта тонкой слизистой оболочкой, среди складок которой у корня открываются протоки слюнных желёз. От середины нижней поверхности Я. ко дну полости рта спускается складка слизистой оболочки — уздечка. Слизистая оболочка спинки Я. толстая, частично ороговевшая, имеет различной формы сосочки: нитевидные служат для осязания, грибовидные, листовидные и валикообразные — для восприятия вкусовых раздражений (см. Вкусовые органы). Между сосочками открываются расположенные в толще слизистой оболочки серозные и слизистые железы. В слизистой оболочке верх. поверхности корня Я. имеются выступающие фолликулы, которые составляют в совокупности язычную миндалину. Мускулатура Я. поперечнополосатая; переплетение пучков мышц обеспечивает высокую дифференцированность движений Я. Из трёх входящих в Я. нервов подъязычный нерв — двигательный, а языкоглоточный и язычный — чувствительные, главным образом вкусовые. Кровоснабжение Я. осуществляется через парные язычные артерии, отток крови — по нескольким венам.

Лит.: Шмальгаузен И. И., Основы сравнительной анатомии позвоночных животных, 4 изд., М., 1947; Привес М. Г., Лысенков Н. К., Бушкович В. И., Анатомия человека, 8 изд., Л., 1974.

А. С. Северцов.

Патология Я. К аномалиям развития Я. относятся т. н. складчатый Я. (наличие глубоких борозд на спинке Я., в которых задерживаются остатки пищи, способствуя появлению эрозий и трещин); укороченная уздечка Я. (проявляется затруднением сосания у детей грудного возраста, а впоследствии нарушением речи); макроглоссия (большие размеры Я. главным образом за счёт чрезмерного развития мышц) и др. При некоторых аномалиях развития Я. (макроглоссия, укороченная уздечка) — лечение оперативное. Повреждения Я. могут осложняться развитием абсцесса или флегмоны, требующих хирургического лечения. О воспалительных изменениях Я. при различных заболеваниях см. в ст. Глоссит. При туберкулёзном и сифилитическом поражении Я. проводят специфическое и местное лечение. Среди опухолей Я. встречаются доброкачественные (папилломы, фибромы, миомы, гемангиомы и др.) и злокачественные (рак, саркома), лечение которых зависит от характера опухоли (хирургическая операция, лучевая терапия, химиотерапия).

А. И. Рыбаков.

Языки информационные

Языки информационные, специализированные искусственные языки, используемые в различных системах обработки информации. От Я. и. следует отличать язык программирования и машинный язык, служащие для связи человека с ЦВМ, описания данных и программ их обработки, а также формализованные языки пауки, предназначенные для символической записи фактов и теорий математики, логики, химии. Различают информационный язык для информационно-логической системы (информационно-логический язык) и информационный язык для информационно-поисковой системы (информационно-поисковый язык), однако между ними нет принципиальной разницы, т. к. многие Я. и. могут использоваться как в одной, так и в другой системе. Любые Я. и. должны обеспечивать однозначную запись информации и её последующее распознавание с определённой полнотой и точностью, а информационно-логический язык, помимо этого — формализацию логического вывода.

Наиболее разработаны Я. и. для описания основного содержания, главного предмета или темы текста или информационного запроса для осуществления информационного поиска (см. Индексирование), например язык библиографического описания служит средством идентификации текстов. В его составе — библиографические элементы (фамилии авторов, заглавия, названия учреждений, периодических изданий и т. п.); основная сфера применения — алфавитные каталоги, картотеки и библиографические указатели. В разных классификациях этот язык имеет свои особенности (см. Классификации библиотечно-библиографические). В дескрипторных языках (см. Дескриптор, Дескрипция) основное содержание текста выражается перечнем полнозначных слов, выбираемых либо из специального словаря (тезауруса), либо из самого текста, т. е. как бы указанием его координат, отчего подобное индексирование называется координатным. В семантических кодах смысловые отношения между словами выражаются не при помощи помет в тезаурусе, специальных таблиц или графических схем, как в дескрипторных языках, а самими структурами их слов, например Семантический код Перри-Кента (США), язык кодов института кибернетики АН УССР. В синтагматических языках смысловые отношения между словами выражаются, как и в дескрипторных, а грамматические отношения — не путём указателей связи и роли, а при помощи развитой системы средств, например СИНТОЛ (Франция).

Лит.: Информационно-поисковая система "БИТ", К., 1968; Ланкастер Ф. У., Информационно-поисковые системы, пер. с англ., М., 1972; Черный А. И., Введение в теорию информационного поиска, М., 1975.

Р. С. Гиляревский.

Языки мира

Языки мира, языки народов, населяющих (и населявших ранее) земной шар. Общее число Я. м. — от 2500 до 5000 (точную цифру установить невозможно ввиду условности различия между разными языками и диалектами одного языка). К наиболее распространённым Я. м. принадлежат (число говорящих в млн. человек, 1975): китайский (800), английский (350), русский (240), испанский (210), хинди и близкий ему урду (200), индонезийский (130), арабский (127), бенгальский (125), португальский (115), японский (111), немецкий (100), французский (90), итальянский (65), панджаби (60), телугу (52), корейский (52), маратхи (48), тамильский (47), украинский (45). Все Я. м. делятся по родственным связям на языковые семьи (см. Семья языков), каждая из которых включает группы близких друг другу языков, бывших в древности диалектами одного языка или входивших в один языковой союз (см. Языковые союзы).

Наиболее изученной является индоевропейская семья языков (1860 млн. человек), происходящая из группы близко родственных диалектов, носители которых в 3-м тыс. до н. э. начали распространяться в Передней Азии к Ю. от Северного Причерноморья и Прикаспийской области. По письменным памятникам 2-го тыс. до н. э. известны исчезнувшие позднее индоевропейские языки Малой Азии — клинописный хеттский и другие анатолийские языки (палайский и лувийский), продолжением которых в 1-м тыс. до н. э. были иероглифический лувийский, ликийскии и андийский языки. По письменным текстам (со 2-го тыс. до н. э.) известен также один из диалектов древнегреческого языка, на котором были составлены крито-микенские тексты линейного письма Б. Не поддаются лингвистическому исследованию надписи карийского языка (древнейшая — 7 в. до н. э.). Носители близких к греческому арийских (индоиранских) индоевропейских диалектов во 2-м тыс. до н. э. вторглись на Ближний Восток, о чём свидетельствуют месопотамские арийские слова и имена в переднеазиатских письменных памятниках. К древним диалектам арийских племён восходят современные нуристанские (кафирские) языки в Афганистане, занимающие промежуточное положение между двумя основными группами арийских языков: индийской и иранской, составляющими вместе с греческими и армянскими языками восточную группу индоевропейских языков (внутри неё и греческий, и армянский, ещё до 2-го тыс. до н. э. отделившиеся от индоиранского, представляют каждый особую подгруппу).

Ранние тексты на древнеиндийском языке были написаны к 1-му тыс. до н. э. Из древнеиндийских языков развились среднеиндийские языки (пракриты), а из этих последних — новоиндийские: хинди, урду, бенгали, маратхи, панджаби, раджастхани, гуджаратский, ория и т. д. К древнеиндийскому языку очень близки древнеиранские языки 1-го тыс. до н. э. — древнеперсидский и язык "Авесты", с которыми исторически связаны среднеиранские языки (восточные — согдийский, являвшийся языком общения народов Средней Азии, сакский, хорезмийский; западные, к которым относятся среднеперсидский и парфянский языки) и новоиранские языки (западные — новоперсидский, или фарси, таджикский, курдский, белуджский, татский, талышский и др.; восточные — пушту, осетинский, исторически связанный с восточно-иранским языком скифов, памирские, ягнобский, являющийся продолжением согдийского).

С 1-го тыс. до н. э. известны памятники письменности некоторых индоевропейских языков, составляющих западную группу, в том числе италийских, к которым относились бесследно исчезнувшие оскско-умбрские языки и латинский язык, принадлежавший вместе с фалискским языком к латино-фалискской группе (к последней был близок и венетский язык). После распада Римской империи из диалектов латинского языка развились романские языки: испанский, португальский и близкий к немугалисийский, каталанский, французский, прованский, ретороманские языки, итальянский, сардский (сардинский), вымерший в конце 19 в. далматинский, румынский, а также другие близкие к нему балкано-романские языки и диалекты.

К италийским языкам близки кельтские, включающие галльскую подгруппу (мёртвый галльский яз.), гаэльскую подгруппу (ирландский, шотландский, мэнский — на о. Мэн — языки) и британскую подгруппу (бретонский язык, уэльсский, или валлийский, вымерший корнуэльский). В 70-х гг. 20 в. прочитаны древние надписи на иберийско-кельтском (кельтиберском) языке в Испании. В западную группу древних индоевропейских языков, помимо италийских и кельтских, входит мёртвый иллирийский язык, от которого сохранились надписи мессапского языка (в Италии) и собственные имена, распространённые на территории Южной и Центральной Европы. К той же группе относятся германские языки, делящиеся на три подгруппы: восточногерманскую (мёртвый готский язык); северогерманскую, или скандинавскую (шведский, датский, норвежский, фарерский, исландский языки); западногерманскую (английский и близкий к нему фризский, нидерландский, бурский, или африкаанс, немецкий, идиш). Между западными индоевропейскими языками (кельтскими, италийскими, германскими и иллирийским) и восточными, включающими арийские, греческий и армянские языки, промежуточное положение занимают балто-славянские языки, делящиеся на балтийские — западно-балтийский (мёртвый прусский язык) и восточно-балтийские (литовский, латышский), и славянские, к которым относятся восточнославянские (русский, украинский, белорусский), западнославянские (чешский, словацкий, польский, лужицкий языки и мёртвый полабский — в бассейне р. Эльба — Лаба), южнославянские (старославянский и исторически с ним связанные болгарский и македонский, сербскохорватский, словенский языки). К древним индоевропейским языкам, занимавшим некогда промежуточное положение между восточными и западными языками, принадлежат также мёртвые тохарские языки (памятники 5—8 вв., найденные в Центральной Азии). Многие мёртвые индоевропейские языки известны по очень скудным данным, например фригийский — по надписям, найденным в Малой Азии, куда фригийцы во 2-м тыс. до н. э. переселились с Балканского полуострова. Также мало данных о фракийском языке на Балканах, связываемом — как и иллирийский — с современным албанским языком (составляющим особую подгруппу индоевропейских языков), о древнемакедонском языке, близком к греческому, о филистимском, сближаемом с индоевропейским догреческим (или пеласгским языком), о языке лепонтских надписей в Северной Италии, близком к кельтским языкам, о лигурском языке и т. д.

К семито-хамитской (афразийской или афро-азиатской) семье языков (191 млн. человек) относятся семитские, древнеегипетский (и коптский), берберские, кушитские (сомали и др.), чадские языки (среди которых наиболее распространённый язык — хауса). Семитская группа состоит из двух основных ветвей: восточной и западной, которая, в свою очередь, подразделяется на северную (или западную, в узком смысле слова) и южную подгруппы. Восточные семитские языки представлены мёртвым аккадским языками Ассирии и Вавилона. Северная подгруппа западно-семитских языков включает ханаанские и арамейские языки. К ханаанским языкам принадлежат мёртвые староханаанский (древнейшие клинописные памятники которого, найденные в 1974 на С. Сирии, относятся ко 2-й половине 3-го тыс. до н. э.), финикийский (язык Финикии и финикийских поселений в Средиземном море, в том числе Карфагена, где употреблялся финикийско-пунический язык) и моавитский языки, а также древнееврейский язык и его современная форма — иврит. К ханаанским языкам был предположительно отнесён и угаритский язык текстов из Рас-Шамры (древний Угарит). Арамейский язык в начале н. э. — наиболее распространённый язык Ближнего Востока, позднее почти полностью был вытеснен арабским; с восточноарамейскими диалектами исторически связан новоассирийский (айсорский) язык. К южной подгруппе западносимитских языков принадлежат арабский язык, южноаравийские и близкие к ним эфиопские языки (наиболее распространённый из эфиопских язык — амхарский — официальный язык Эфиопии).

В картвельскую (южнокавказскую) семью (3,7 млн. человек) входят грузинский язык, мегрельский, объединяемый вместе с чанским языком в занскую (мегрелочанскую) подгруппу, и сванский язык. Некоторые учёные считают, что картвельские языки родственны северокавказским и образуют вместе с ними кавказскую (или иберийско-кавказскую) семью, но эта гипотеза ещё не доказана.

К северокавказским языкам относятся абхазско-адыгские (северо-западно-кавказские; 0,9 млн. человек) и нахско-дагестанские (северо-восточно-кавказские; 2 млн. человек). К абхазско-адыгской семье принадлежат абхазский, абазинский, адыгейский, кабардино-черкесский и убыхский языки. Нахско-дагестанские языки делятся на вейнахские, или чечено-ингушские (чеченский, ингушский, бацбийский), и дагестанские (около 30 горских языков Дагестана), которые включают аварско-андийско-дидойскую подгруппу (наиболее распространённый язык — аварский), даргинолакскую подгруппу (даргинский и лакский языки), лезгино-табасаранскую подгруппу (лезгинский, табасаранский и другие языки). Существуют и другие классификации этих языков. Кавказские языки иногда объединяются с баскским языком (в Испании и на Ю.-З. Франции) в эускаро-кавказскую семью, но родство баскского языка с кавказскими ещё не подтверждено.

Финно-угорские (или угро-финские) языки (23 млн. человек) делятся на две основные подгруппы: финскую и угорскую. К угорской подгруппе принадлежат обско-угорские языки Западной Сибири — хантыйский (остяцкий) и мансийский (вогульский), а также венгерский яз., носители которого уже в конце 1-го тыс. н. э. переселились далеко на З. и оказались отделёнными от носителей обско-угорских языков. Финская подгруппа включает пермские языки — коми-пермяцкий и коми (коми-зырянский) и удмуртский (вотяцкий) язык — и прибалтийско-финно-волжские языки, к которым принадлежат мордовские (эрзя-мордовский и мокша-мордовский), марийский язык, саамский (лопарский в Мурманской области СССР и скандинавских странах) и прибалтийско-финские: финский, эстонский и ряд менее распространённых языков.

Финно-угорские языки родственны самодийским язык Крайнего Севера СССР (ненецкому, энецкому, нганасанскому, селькупскому; 25 тыс. человек), вместе с которыми они часто объединяются в уральскую (финно-угро-самодийскую) семью. С уральскими языками сближается исчезающий юкагирский (на С. Сибири). По мнению некоторых учёных, уральская семья, в свою очередь, входит вместе с алтайскими языками в более обширную урало-алтайскую семью. К алтайской семье языков (97 млн. человек) относят тюркский, монгольский и тунгусо-маньчжурские языки; отдельными учёными доказывается принадлежность к алтайской семье корейского и японского языков. Многие учёные считают, что тюркский, монгольский и тунгусо-маньчжурские языки не составляют единой семьи, а образуют языковой союз.

Тюркские языки (89 млн. человек) включают следующие группы: 1) булгарскую, к которой принадлежит чувашский язык; 2) юго-западную, куда входят турецкий, азербайджанский, туркменский и некоторые другие языки; 3) северозападную, к которой относятся татарский, казахский, башкирский, караимский, кумыкский, ногайский, каракалпакский языки, а также киргизский язык, объединяемый вместе с алтайским языком в особую киргизско-кыпчакскую группу; 4) юго-восточную, включающую узбекский и современный уйгурский языки; 5) северо-восточную, к которой принадлежат якутский язык и ряд других языков Сибири и Алтая, а также мёртвые тюркские языки с наиболее древними памятниками (древнеуйгурский — древнетюркский язык и язык орхоно-енисейских надписей).

К современным монгольским языкам (4,2 млн. человек) относятся бурятский, собственно монгольский, калмыцкий, ойратский языки (в Центральной Азии), близкий к калмыцкому языку, монгольский в Афганистане и ряд др. К тунгусе-маньчжурским языкам (3,6 млн. человек) принадлежит постепенно выходящий из употребления маньчжурский язык, эвенкийский, близкий к нему эвенский и ряд других языков Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Японскому языку близко родствен рюкюский (на островах Рюкю). Однако место японского и рюкюского языков, имеющих общие черты также с австронезийскими языками, среди семей Я. м. остаётся ещё недостаточно ясным.

Значительная часть населения Индии (главным образом на Ю.) говорит на языках дравидийской семьи (154 млн. человек), к которой принадлежат тамильский язык, близкие к нему малаялам и каннада, а также язык телугу, языки куй, гонди, брагуи (на С.-З. Индии) и др. В научной литературе высказывалась гипотеза о родстве дравидийских языков с уральскими, а также с мёртвым эламским языком — одним из древних языков Передней Азии.

Согласно гипотезе, обоснованной В. М. Иллич-Свитычем, индоевропейские, семито-хамитские, картвельские, уральские, алтайские и дравидийские языки вместе образуют одну ностратическую семью. К той же семье (иначе называемой "гиперборейской" или "бореальной") некоторые учёные относят и северокавказские языки, а также языки чукото-камчатской группы (чукотский, корякский, ительменский и др.).

В Африке к Ю. от Сахары основная часть населения, согласно классификации Дж. Х. Гринберга, говорит на языках трёх семей: нигерокордофанской (конго-кордофанской), нило-сахарской и коисанской. Нигеро-кордофанская семья (213 млн. человек) состоит из 2 групп — нигер-конго и кордофанской. В составе нигеро-кордо-фанской семьи выделяются обширная подгруппа бенуэ-конго, включающая языки банту (важнейшие из них — суахили, руанда, кирунди, киконго, килуба, луганда, лингала, сото, зулу) и ряд других (тив, ибибио и т. д.), а также подгруппы западно-атлантическая (языки фуль, волоф, киси и др.), манде (языки малинке, бам-бара, сонинке, менде и др.), вольтийские (языки моей, или море, груси, лобо и др.) и ква (языки акан, эве, йоруба, ибо и др.). В немногочисленную кордофанскую группу входят языки коалиб, тегали, талоди и др.

Нило-сахарская семья (23 млн. человек) состоит из 6 групп: сонгаи, сахарской, маба, фур, шари-нильской и кома. Крупнейшая из этих групп — шари-нильская— объединяет т. н. нилотские (динка, нуэр, джолуо, нубийский) и ряд других языков. В сахарскую группу входят языки канури и тубу, а другие группы состоят из одного языка того же наименования или нескольких языков, близких между собой.

Особое место на Ю. Африки занимают готтентотские языки, часто объединяемые вместе с бушменскими в группу койсанских языков (250 тыс. человек), к которым присоединяются некоторые языки Восточной Африки (сандаве, хатса).

В состав китайско-тибетской семьи (865 млн. человек) многие лингвисты включают лишь 2 группы — китайскую и тибето-бирманскую (некоторые учёные включали также тайскую, мяо-яоскую и вьетскую группы). В китайскую группу входит китайский язык, многие диалекты которого объединяются в 7 основных групп; с наиболее многочисленной северной группой исторически связан язык хуэй (дунган) в Китае и Средней Азии. К тибето-бирманской группе китайско-тибетской семьи принадлежат тибетские языки, бирманский и языки качинской (цзинпо) подгруппы.

Место тайской группы (52 млн. человек) окончательно не определено: одни исследователи относят её к китайско-тибетской семье, другие — к австроазиатской. Некоторые лингвисты утверждают, что это самостоятельная семья, отдаленно родственная австроазиатской семье языков.

Ряд учёных, опираясь на близость многих языков Юго-Восточной и Южной Азии, выделяют австроазиатскую семью (65 млн. человек), включающую группы: вьетскую, мон-кхмерскую, палаун-ва, малаккскую, кхаси, никобарскую, мунда, мяо-ярскую. Многие языки этих групп, распространённые некогда во всех странах Индокитая и Индии, сохранились лишь в труднодоступных местах.

Австронезийская (малайско-полинезийская) семья (191 млн. человек), на языках которой говорит большинство народов Индонезии, Филиппин, Малайзии и стран Океании (кроме народов Новой Гвинеи), подразделялась на 4 группы: индонезийскую, полинезийскую, микронезийскую, меланезийскую. Существуют новые классификации, однако ни одна из них не является общепринятой. Некоторые лингвисты вслед за В. Шмидтом сближают австроазиатскую и австронезийскую семьи и конструируют австрическую надсемью, объединяющую большинство языков Юго-Восточной Азии и Океании.

Одну семью языков составляет большинство языков аборигенов Австралии (свыше 100 тыс. человек). С этой же австралийской семьей сближаются некоторые папуасские языки. Значительная часть папуасских языков (3,1 млн. человек) объединена Гринбергом в индотихоокеанскую семью вместе с вымирающими андаманскими языками. Из языков Индии совершенно отличен от других языков этой семьи язык бурушаски (50 тыс. человек). Изолированно стоит среди других языков Восточной Азии айнский язык (в Северной Японии; 20 тыс. человек). Особое место занимают также и разнородные, не связанные друг с другом языки Северо-Восточной Азии, условно называемые палеоазиатскими (точнее, палеосибирскими, т. е. древнесибирскими), в том числе нивхский (гиляцкий), а также эскимосский (близкородственный алеутскому, или унанганскому). Эскимосский и алеутский языки часто выделяют в особую эскимосско-алеутскую семью. Палеосибирские языки, как и айнский, имеют черты, общие с некоторыми индейскими языками Северной Америки. Западно-палеосибирскими языками иногда называют языки енисейской, или кетской, группы: кетский (енисейско-остяцкий), на котором говорят жители нескольких селений в бассейне Енисея, и несколько родственных ему мёртвых языков Западной Сибири (коттский, асанский и др.). Енисейские (кетские) языки, по мнению ряда учёных, родственны тибето-бирманским.

В Америке существует значительное число семей языков индейцев (33 млн. человек). В соответствии с классификациями американских учёных Гринберга, Э. Сепира и Мак-Куауна, все они объединяются в 10 больших групп, или надсемей. Языки группы на-дене (атапаскские языки, среди которых наиболее распространены навахский, тлинкит, хай-да и др.), носители которых, по предположению некоторых учёных, пришли в Америку позднее носителей языков других групп, сопоставлялись Сепиром и другими исследователями с китайско-тибетскими языками и другими языками Евразии. Другие семьи языков С. Америки объединяются в следующие основные группы: алгонкино-мосанскую (алгонкинские языки, селишские языки и др.), хока-сиу (языки хока, ирокезские, муского-натчезские и др.), тараски (в Мексике), ацтеко-таноанскую (или таноюто-ацтекскую) группу, к которой относится язык нахуа (в Мексике; язык древнего государства ацтеков), и группу пенути. По гипотезе американского учёного Б. Уорфа, две последние группы находятся в отдалённом родстве и связаны с центральной американской группой майя-соке, в которую входит язык майя на полуострове Юкатан. По классификации Гринберга, языки майя-соке включены в группу пенути.

Из индейских языков стран Центральной и Южной Америки важнейшим является язык кечуа (в Перу, Экуадоре, Боливии и прилегающих областей Аргентины, Чили и Колумбии) — основной язык древне-перуанского государства инков, отличавшегося высокой самобытной культурой. Язык кечуа объединяется с языками аймара, арауканскими, аравакскими, тупи-гуарани и некоторыми другими в андо-экваториальную группу; языки гуарани, входящий в эту группу, является основным языком Парагвая и используется рядом индейских групп Бразилии, Боливии, Аргентины. Другие языковые семьи в Центральной и Южной Америке объединяются в группы макро-отоманге (семьи стомимиштекосапотекская и чинантекская), макро-чибча (семьи чибча и мискито-матагальнская, народы ленка, пайя, шинка п др.), же-пано-карибскую (семьи карибская, же, пано, уитото, матако-матагуайо, гуайкуру и маскойя, народы мосетене, намбиквара, бороро, каража, ботокудо и др.).

По гипотезе американского учёного Э. Мэтсон, все индейские языки Америки — америндейские (за возможным исключением карибских на Ю. и на-дене на С.) родственны между собой. Выдвигая гипотезу о родстве всех индейских языков Америки, М. Свадеш предположил, что все современные Я. м. восходят к диалектам одной языковой семьи, существовавшей в Старом Свете несколько десятков тысячелетий назад (согласно Свадешу, в то время существовали и другие семьи, исчезнувшие бесследно). Однако методы определения времени распада языковой семьи, введённые Свадешом и широко используемые в современной лингвистике (глотто-хронология, или лекспкостатистика), не дают достоверных результатов применительно к периодам, превышающим 4—5 тысячелетий, и поэтому выводы Свадеша (а до него А. Тромбетти)о моногенезе (едином происхождении) всех языков Америки и Старого Света не являются надёжными. Можно предполагать, что значительное число языковых семей исчезло бесследно; сохранившиеся памятники некоторых древнейших языков (в частности, иероглифические языки Крита) остаются нерасшифрованными. Многие древнейшие культурные языки человечества ещё не нашли своего места в генеалогической классификации языков.

Мёртвые переднеазиатские языки иногда объединяются термином "азианические", но в действительности они принадлежали к разным языковым семьям. Хурритский язык (памятники 3—2-го тыс. до н. э. в Месопотамии и Сирии) близкородствен урартскому языку (в древнем Урарту у оз. Ван). Особое место занимает сопоставляемый с языками Центральной и Восточной Азии шумерский язык, обладающий чрезвычайно древними письменными памятниками (с конца 4-го тыс. до н. э.). Хаттский язык, являющийся мёртвым языком Малой Азии уже во 2-м тыс. до н. э., и хуррито-урартская семья (а также и шумерский язык) иногда сопоставляются с кавказскими языками, но эти сопоставления ещё не общепризнаны. Неясны генетические связи этрусского языка.

Классификация языков Америки, Африки и Юго-Восточной Азии во многом ещё детально не разработана. Поэтому картина языковой истории человечества, рисуемая современной наукой, является приблизительной.

Лит.: Шор Р. О., Чемоданов Н. С., Введение в языковедение, М., 1945; Иванов В. В., Генеалогическая классификация языков и понятие языкового родства, М., 1954; Реформатский А. А., Введение в языкознание, М., 1960; Атлас народов мира, М., 1964; Иллич -Свитыч В. М., Опыт сравнения ностратических языков, т. 1—2, М., 1971—76; Брук С. И., Этнодемографическая ситуация в послевоенном мире, "Советская этнография", 1976, № 3; Finck F. N., Die Sprachstämme des Erdkreises, 3 Aufl., Lpz., 1923; Schmidt W., Die Sprachfamilien und Sprachenkreise der Erde, Hdlb., 1926; Kieckers E., Die Sprachstämme der Erde, Hdlb.,1931; Gray L. Н., Foundations of language, N. Y., 1939; Milewski Т., Zarys jezykoznawstwa ogólnego, cz. 2 — Rozmieszczenie jęzuków, zesz. 1—2, Lublin — Krakow, 1948; Pei М. A., The world's chief languages, 3 ed., L., [1949]; Homburger L., Le langage et les langues, P., 1951; Greenberg J. H., Historical linguistics and unwritten languages, в кн.: Anthropology today, Chi., 1953; его же, Studies in African linguistic classification, New Haven, 1955; его же, General classification of Central and South American languages, в кн.: Men and cultures. Selected papers of the Fifth International congress of anthropological and ethnological sciences, Phil., 1960, p. 791—94; его же, The languages of Africa, 2 ed., The Hague, 1966; Swadesh M., Mapas de clasificación lingüística de México у las Américas, Мех., 1959 (Cuadernos del Institute de historia, Serie Antropologica, № 8); его же, Tras la huella linguistica de la prehistoriá,. Мéх., 1960 ("Suplementos del seminario de problemas científicos у filosóficos", 2 serie, №26); Les langues du monde,.. sous la direction de A. Meillet et M. Cohen, [nouv. ed.], t. 1—2, P., 1964; Voegelin C. F. and Voegelin F. M., Languages of the world, "Anthropological Linguistics", 1965, № 6—7; Haas M. R., Historical linguistics and the genetic relationship of languages, The Hague, 1966; Comparative studies in Amerindian languages, The Hague — P., 1972; Ohly R., Języki Afryki, Warsz., 1974.

С. И. Брук, Вяч. Вс. Иванов.

Языковая политика

Языковая политика, совокупность мер, принимаемых государством, классом, партией, этносом для изменения или сохранения существующего функционального распределения языковых образований, для введения новых и консервации употребляемых языковых норм. Характер и способы разрешения языковых (выбор языка) и лингвистических (выбор языковой нормы) проблем, составляющих содержание Я. п., определяются интересами определенных классов, этнических общностей, политическими и идеологическими целями в области культуры. В соответствии с этим Я. п. может быть перспективной (такую политику в советской научной литературе называют языковым строительством, а в западноевропейском — языковым планированием) и ретроспективной (культура языка или речи). Эффективность Я. п. зависит от социально-политических, идеологических, психологических, эстетических факторов.

Лит.: Аврорин В, А., Проблемы изучения функциональной стороны языка, Л., 1975; Никольский Л. Б., Синхронная социолингвистика, М., 1976; Швейцер А. Д., Современная социолингвистика, М., 1976; Языковая политика в афро-азиатских странах, М.,1977.

Б. Никольский.

Языков Николай Михайлович

Языков Николай Михайлович [4(16).3. 1803, Симбирск, ныне Ульяновск,—26. 12.1846(7.1.1847), Москва], русский поэт. Брат П. М. Языкова. Родился в помещичьей семье. Учился на философском факультете Дерптского (Тартуского) университета (1822—29). В 1826 гостил в Тригорском у А. С. Пушкина, не раз восторженно отзывавшемся о стихах Я. В 1831 вместе с П. В. Киреевским начинает собирать материалы по русской народной поэзии. Сближается со славянофилами (семьей Аксаковых, А. С. Хомяковым и др.). После пребывания за границей (с 1838) в 1843 вернулся в Москву. Недолгое знакомство Я. с П. Я. Чаадаевым, А. И. Герценом, Т. Н. Грановским заканчивается разрывом в 1844 и резкой полемикой с ними.

Начал печататься в 1819. В дерптский период творчества (20-е гг.) Я. создаёт самобытный, яркий и праздничный мир молодого раздолья и вольнолюбия. Чувство удали и живого восторга передано самим темпом стиха, лёгкого и стремительного, "влетающего как луч в душу" (Н. В. Гоголь). Я. дерптского периода — "поэт радости и хмеля", певец любви, "разгула и свободы" — сборник "Стихотворения Н. Языкова" (1833). Но уже с конца 20-х гг. в Я. происходит душевный перелом, который сам поэт определил как "путь из кабака в церковь". Стихает "буйство молодое", поэтическое чувство становится сосредоточеннее и глубже; могучий порыв, "восторг, никуды не обращенный" (В. А. Жуковский), обретает духовный смысл и высшую цель ("Святых восторгов просит лира"). Программные стихотворения этих переломных лет — "Подражание псалму XIV", "Ау!" и "Поэту".

Творчество Я. второго периода (с начала 30-х гг.) отличается крайней неоднородностью. Угнетённое состояние, вызванное тяжёлой болезнью, разрушало талант, светлый и праздничный по своей природе. Я. пишет много вялых, унылых, бледных стихов. Но в минуты подъёма поэт создаёт лучшие свои стихотворения. Торжественно звучат гимны народному подвигу в Отечественной войне 1812 (Второе послание "Д. В. Давыдову"), спасительной силе веры ("Землетрясенье"), животворящей мощи природы ("Морское купанье", "Весна"). Я. создал новый торжественный дифирамбический стиль "лёгкой поэзии".

Соч.: Новые стихотворения, М.,1845; Полн. собр. стихотворений, М.—Л.,1934; Стихотворения и поэмы, Л., 1958.

Лит.: Вяземский П. А., Языков и Гоголь, Полн. собр. соч., т 2 СПБ, 1879; Шернок В., Н. М. Языков. Биографич. очерк, "Вестн. Европы", 1879, кн. 11, 12; Киреевский И. В., О стихотворениях г. Языкова, Полн. собр. соч., т 2 [М., 1911]; Гоголь Н. В., В чем же наконец существо рус. поэзии и в чем ее особенность, Полн. собр. соч., т 8, [Л], 1952; Белинский В. Г., Рус. лит-ра в 1844г., Полн. собр. соч., т 8, М., 1955; Сахаров Вс., Стихов гармония и сила, "Наш современник", 1978. № 3.

Д. П. Муравьев.

Языково

Языково, посёлок городского типа в Карсунском районе Ульяновской области РСФСР. расположен на р. Урень (бассейн Суры), в 34 км к С. от ж.-д. станции Чуфарово (на линии Рузаевка — Ульяновск) и в 70 км к 3. от Ульяновска. Текстильно-швейный комбинат. Свиноводческий совхоз.