Сравнение (в поэтике)

Сравнение, категория стилистики и поэтики, образное словесное выражение, в котором изображаемое явление уподобляется другому по какому-либо общему для них признаку с целью выявить в объекте С. новые, важные для субъекта речи свойства. Например, уподобление (сопоставление) "Безумье вечное поэта — Как свежий ключ среди руин..." (В. Соловьев) косвенно вызывает представление о незатухающем "биении" и "бесконечной" живительности поэтического слова на фоне "конечной" эмпирической реальности. С. включает в себя сравниваемый предмет (объект С.), предмет, с которым происходит сопоставление (средство С.), и их общий признак (основание С.). Ценность С. как акта художественного познания в том, что сближение двух разных предметов помогает раскрыть в объекте С., кроме основного признака, также ряд дополнительных признаков, и это обогащает художественное впечатление. С. широко используется в фольклоре и поэзии; оно может выполнять изобразительную ("И кудри их белы, как утренний снег над славной главою кургана..." — А. С. Пушкин), выразительную ("Прекрасна, как ангел небесный..." — М. Ю. Лермонтов) функции или совмещать их обе. Обычной формой С. служит соединение двух его членов при помощи союзов "как", "словно", "подобно", "будто" и т. д. Ср. Метафора.

В. В. Курилов.

Сравнение (матем.)

Сравнение (математическое), соотношение между двумя целыми числами а и b, означающее, что разность аb этих чисел делится на заданное целое число т, называемое модулем С.; пишется а º b (mod т). Например, 2 º 8 (mod 3), т. к. 2—8 делится на 3. С. обладают многими свойствами, аналогичными свойствам равенств. Например, слагаемое, находящееся в одной части С., можно перенести с обратным знаком в другую часть, т. е. из a + b º с (mod т) следует, что а º сb (mod т). С. с одним и тем же модулем можно складывать, вычитать и умножать, т. е. из а º b (mod т) и с º d (mod т) следует, что а + с º b + d (mod т), ас º b—d (mod т), ас º bd (mod т). Далее, обе части С. можно умножать на одно и то же целое число, обе части С. можно разделить на их общий делитель, если последний взаимно прост с модулем. Если же общий наибольший делитель числа, на которое делят обе части С., и модуля т есть d, то после деления получают С. по модулю m/d. В теории чисел рассматриваются методы решения различных С., т. е. методы отыскания целых чисел, удовлетворяющих С. того или иного вида. Если число х является решением некоторого С. по модулю т, то любое число вида х + km (k — целое число) также является решением этого С. Совокупность чисел вида х + km (k = ...,—1, 0,1,...) называется классом по модулю т. Решения С. по модулю т, принадлежащие к одному и тому же классу по модулю т, не считаются различными, так что числом решений С. по модулю т называется число решений, принадлежащих к различным классам по модулю т. С. первой степени с одним неизвестным всегда может быть приведено к виду ax º b (modm). Оно не имеет решений, если b не делится на общий наибольший делитель а и т, который обозначим d, и имеет d решений, если b делится на d. Теория квадратичных вычетов и степенных вычетов по модулю т есть теория С. вида соответственно x2 º a (mod т) и xn º a (mod т). Понятие С. для целых чисел может быть обобщено, а именно: можно говорить о сравнимости двух элементов кольца по идеалу.

Лит.: Виноградов И. М., Основы теории чисел, 8 изд., М., 1972; Хассе Г., Лекции по теории чисел, пер. с нем., М., 1953.

Сравнение (философ.)

Сравнение, акт мышления, посредством которого классифицируется, упорядочивается и оценивается содержание бытия и познания; в С. мир постигается как "связное разнообразие". Акт С. состоит в попарном сопоставлении объектов с целью выявления их отношений; при этом существенны условия, или основания, С. — признаки, которые как раз и детерминируют возможные отношения между предметами.

С. имеет смысл только в совокупности "однородных" предметов, образующих класс. Сравнимость предметов в классе (tertium comparationis) осуществляется по признакам, существенным для данного рассмотрения, при этом предметы, сравнимые по одному основанию, могут быть несравнимы по другому. Так, все люди сравнимы по возрасту, но, например, по отношению "быть старше" сравнимы не все.

Простейший важнейший тип отношений, выявляемых путём С., — это отношения тождества (равенства) и различия. С. по этим отношениям, в свою очередь, приводит к представлению об универсальной сравнимости, т. е. о возможности всегда ответить на вопрос, тождественны предметы или различны. Предположение об универсальной сравнимости иногда называют абстракцией сравнимости; последняя играет важную роль в классической математике, особенно в множеств теории.

С. по отношениям порядка обычно связывается с иерархическими классификациями предметов, а С. по свойствам — с классификациями иного рода — с т. н. разбиениями на классы абстракции (см. Абстракции принцип).

Лит.: Новосёлов М. М., О некоторых понятиях теории отношений, в кн.: Кибернетика и современное научное познание, М., 1976.

М. М. Новосёлов.

Сравнения с мерой

Сравнения с мерой метод, общее название методов измерений, в которых измеряемую величину сравнивают с величиной, воспроизводимой мерой. К методу сравнения, в частности, относятся: метод противопоставления, в котором на прибор сравнения (компаратор) одновременно действуют две величины — измеряемая и воспроизводимая мерой (например, измерение массы сравнением её с гирями на равноплечных весах); дифференциальный метод, в котором на компаратор действует разность величин (например, сравнение длин концевых мер на интерферометре); нулевой метод, в котором результирующий эффект доводят до нуля (например, при измерении сопротивления мостом постоянного тока с полным его уравновешиванием); метод замещения, в котором измеряемую величину замещают величиной, воспроизводимой мерой (например, при взвешивании с поочерёдным помещением тела и гирь на одну и ту же чашку весов); метод совпадений, в котором разность между величинами измеряют, используя совпадения отметок на шкалах или сигналов (реализуется, например, при помощи нониуса или стробоскопа). Метод сравнения осуществим для величин, которые можно воспроизвести с помощью мер. Как правило, этот метод обеспечивает более высокую точность измерений, чем метод непосредственной оценки, т. к. погрешность результата в основном определяется незначительной погрешностью меры, остальные погрешности обычно удаётся сделать малыми.

Лит.: Бурдун Г. Д. , Марков Б. Н. ,Основы метрологии, М., 1972.

К. П. Широков.

Сравнимая продукция

Сравнимая продукция, товарная продукция промышленного предприятия, выпускаемая в порядке массового или серийного производства как в текущем, так и в базисном периоде (который принят для сравнения). Показатель С. п. применяется для анализа фактической динамики себестоимости промышленной продукции и установления плановых заданий по её снижению. С. п., намеченная к выпуску в плановом периоде, оценивается по среднегодовой себестоимости базисного года и по плановой себестоимости текущего года. Разница представляет плановую экономию от снижения себестоимости, а отношение этой экономии к среднегодовой себестоимости базисного года характеризует процент снижения себестоимости. Состав С. п. зависит от объекта статистического наблюдения: предприятие, объединение, отрасль и т. д. Продукция, вновь осваиваемая на каком-либо предприятии, является для него несравнимой, однако возможно, что аналогичные изделия освоены на др. предприятиях отрасли. В масштабах всей отрасли эта продукция, следовательно, составляет элемент С. п. В машиностроении в С. п. входят машины, узлы и полуфабрикаты определенного типа и конструкции, в текстильной промышленности — ткани одного артикула, пряжа данного номера и т. п. Удельный вес С. п. в товарной продукции составляет до 100% в угольной, нефтяной, газовой промышленностии электроэнергетике, до 90—95% в металлургии, лёгкой и пищевой промышленности, до 60—80% в машиностроении.

В. Ф. Пархоменко.

Сравнительная анатомия животных

Сравнительная анатомия животных, сравнительная морфология, наука, изучающая закономерности строения и развития органов и их систем путём сопоставления у животных разных систематических групп. Сравнение строения органов в связи с их функциями даёт возможность понять приспособления к условиям существования животных организмов как целостных систем, а также происхождение и пути эволюции различных групп животных. С. а. ж. разделяют на органологию, архитектонику и учение о морфологических закономерностях эволюции. Органология изучает эволюцию отдельных органов и их систем в разных группах животного мира. Классическая С. а. ж. (позвоночных) — типичный пример органологии, т. к. рассматривает эволюцию организации по системам органов "от ланцетника до человека". Архитектоника изучает эволюцию целых организмов и их планов строения, выясняет происхождение и пути эволюции типов и классов животных. Особую часть архитектоники составляет про морфология, т.е. учение об эволюции симметрии и осей тела у животных. Наиболее общая часть С. а. ж. — учение о морфологических закономерностях эволюции, называется нередко эволюционной морфологией, — исследует принципы и способы, посредством которых осуществляются в процессе эволюции преобразования организации животных.

Исторический очерк. Основы С. а. ж. были заложены Аристотелем (4 в. до н. э.); развитие органов он объяснял стремлением к конечной цели — выполнению определённых функций (телеологическое объяснение). Вплоть до 18 в. были осуществлены лишь разрозненные сравнительно-анатомического исследования и накоплен первоначальный фактический материал (Леонардо да Винчи, А. Везалий, П. Белон, У. Гарвей, Ф. Реди, Я. Сваммердам и другие). В 18 в. появились труды франц. учёных: Л. Добантона, описавшего анатомию многих птиц и млекопитающих, и Вик д'Азира, сравнившего скелеты различных позвоночных и человека. Сравнительный метод изучения анатомического материала в этот период особенно широко применяли П. Кампер в Нидерландах, Дж. Хантер в Великобритании, И. Блуменбах в Германиии К. Ф. Вольф в России.

Новой ступени развития достигла С. а. ж. в начале 19 в., когда Ж. Кювье детально изучил строение многих животных и обобщил ("Лекции по сравнительной анатомии", т. 1—5, 1800—05) всё, что было известно об организации современных и ископаемых форм. Использовав огромный материал и опираясь главным образом на разработанный им принцип корреляции органов, Кювье ("Царство животных", т. 1—4, 1817) обосновал учение о 4 обособленных друг от друга типах животных, долго господствовавшее в зоологии. Значительную роль в развитии С. а. ж. сыграл и франц. эволюционист-морфолог Э. Жоффруа Сент-Илер; он развил представление о едином плане строения всех животных, изменявшемся под воздействием среды, и положил начало учению о гомологии частей и органов. Жоффруа Сент-Илер призывал изучать корреляцию органов. не только у взрослых животных, но и настадиях эмбрионального развития. Дальнейшие успехи С. а. ж. связаны с трудами франц. биологов П. Латрейля, М. Савиньи, А. Мильн-Эдвардса, немецких — И. Мюллера, И. Меккеля, К. Каруса, рус. учёного К. М. Бэра, установившего закон зародышевого сходства, а также англ. учёного Р. Оуэна, который систематизировал некоторые общие понятия С. а. ж. и унифицировал терминологию костей позвоночных. В длительный плодотворный период развития С. а. ж. вступила с появлением учения Ч. Дарвина (1859). Огромный фактический материал, накопившийся в С. а. ж., получил с позиций дарвинизма новое, и притом историческое, объяснение. Вместе с тем С. а. ж. наряду с эмбриологией и палеонтологией стала важнейшей опорой эволюционного учения. С. а. ж. пользуется в основном сравнительным методом, различая двоякого рода сходства между органами и частями тела: гомологию, т. е. сходство по общности происхождения, и аналогию, или сходство по выполняемым функциям. Заслуга введения эволюционного принципа в эти основные для С. а. ж. понятия принадлежит нем. биологу К. Гегенбауру. Гомологичные органы дают возможность обнаружить родство сравниваемых животных, тогда как аналогичные развиваются независимо у не родственных животных. Опираясь на учение Дарвина и понятие гомологии, англ. зоолог Т. Гексли изучил черепа позвоночных и опроверг идеалистическую теорию Оуэна, считавшего, что в организации каждого типа воплощён некий абстрактный, заранее предустановленный "общий план строения", или "архетип" (теория архетипа). Прогрессу С. а. ж. способствовали исследования нем. зоологов Ф. Мюллера (1864), и Э. Геккеля (1866), которые обосновали учение о рекапитуляции и т. н. основной биогенетический закон, дающий возможность находить в онтогенезе животных признаки организации их отдалённых предков. Успехи в С. а. ж. связаны так же с применением сравнительного метода в исследованиях русских биологов А. О. Ковалевского, И. И. Мечникова, В. В. Заленского, К. Н. Давыдова и др., а также английских — Ф. Бальфура, У. Паркера, Э. Р. Ланкестера, Э. Гудрича, немецких — Гегенбаура, Р. Видерсхейма, А. Гётте, М. Фюрбрингера, К. Хейдера, Л. Болька, А. Ремане и чеш. зоолога Б. Гатчека. Палеонтологическая данные для решения проблем С. а. ж. Использовали в России В. О. Ковалевский, А. Н. Северцов, П. П. Сушкин, в США — Г. Осборн, У. Грегори, А. Ромер, в Великобритании — Д. Уотсон, в Швеции —Э. Стеншё, Э. Ярвик. В конце 19 в. успешно развивали С. а. ж. с позиций дарвинизма рус. учёные Я. А. Борзенков, М. А. Мензбир, В. М. Шимкевич и их ученики. В начале 20 в. С. а. ж. достигла высокого уровня развития. В то же время стали возрождаться, особенно в Германии, старые идеалистические представления (связанные с идеями Жоффруа Сент-Илера, Оуэна и натурфилософов) в форме т. н. типологии. Её сторонники — А. Неф(1919), А. Мейер (1926), В. Любош(1931) — утверждали, что в основе строения всех животных лежит чисто умозрительный идеальный образец, или конструктивный план организации. Однако прогресс материалистич. С. а. ж. продолжался; в СССР он был связан с трудами Северцова, И. И. Шмальгаузена, В. А. Догеля, П. П. Иванова, В. Н. Беклемишева, Д. М. Федотова, Н. А. Ливанова, которые особенно способствовали дарвинистическому толкованию морфологических закономерностей эволюции. К середине 20 в., после крупных открытий в систематической зоологии, палеонтологии, генетике, цитологии и биохимии, возросла потребность в пересмотре старых сравнительно-анатомических проблем и филогенетических теорий. Это обусловило новый значительный подъём сравнительно-анатомических исследований. В области эволюционной морфологии работали нем. зоологи А. Дорн, Н. Клейненберг, Л. Плате, бельг. палеонтолог Л. Долло, амер. учёные Э. Коп, Г. Осборн, Дж. Симпсон, Б. Ренш, но особенно много сделано рус. учёным Северцовым и его учениками. В книге "Морфологические закономерности эволюции" (1939) Северцов рассмотрел способы, по которым протекают эволюционные изменения органов и их функций, и обосновал теории, объясняющие пути прогрессивной эволюции. Согласно его морфобиологической теории, процветание вида достигается посредством общего морфофизиологического прогресса (см. Ароморфоз), через частные и нередкоузкие приспособления (см. Идиоадаптация), путём эмбриологических приспособлений (см. Ценогенез) и в результате морфофизиологического регресса (при паразитизме и сидячем образе жизни). Теория филэмбриогенеза Северцова существенно исправляет и дополняет биогенетический закон и объясняет соотношения между онтогенезом и филогенезом. В 40—60-е гг. 20 в. в СССР сделаны значительные успехи в области С. а. ж.: Шмальгаузен развил морфобиологическую теорию эволюции; Беклемишев заново разработал архитектонику и, в частности, проморфологию беспозвоночных животных, опираясь главным образом на анализ их эмбрионального развития; Ливанов объяснил пути эволюции различных типов животных на основе их экологии и образа жизни. Задачи и методы. Современная С. а. ж. ставит перед собой задачи: дать историческое, или сравнительно-анатомическое, объяснение организации животных; выяснить происхождение и пути эволюции групп животного мира; построить естественную систему животного мира и установить морфологические закономерности эволюции. Будучи наукой синтетической, С. а. ж. пользуется данными и достижениями анатомии, эмбриологии и палеонтологии, не противопоставляя, однако, взрослый организм зародышевым стадиям его развития, а современных животных — вымершим. В равной мере С. а. ж. не отделяет макроскопическое строение (анатомию) от анализа тонкой микроскопической структуры (гистологии, цитологии). При эволюционном подходе к проблемам строения и формы животных границы между этими морфологическими дисциплинами стираются и в совокупности они образуют единую науку — сравнительную морфологию. Особенно тесная связь существует между С. а. ж., филогенией и систематикой животных; между ними трудно провести границы, многие их задачи общие. Историческое, или сравнительно-анатомическое, объяснение строения целого животного, органа или ткани не освобождает от необходимости дать этому строению также физиологическое и экологическое толкование, т. е. показать, как организм или данная морфологическая структура приспособлены к выполнению функций и к условиям среды. Эти задачи составляют предмет изучения функциональной морфологии (пионером которой в России был П. Ф. Лесгафт) и экологической морфологии, представляющих особые области С. а. ж. Исследовательская работа по С. а. ж. сосредоточена в системе АН СССР в институте эволюционной морфологии и экологии животных им. А. Н. Северцова (Москва) и в Зоологическом институте (Ленинград), а также на зоологических кафедрах университетов. За рубежом эти работы ведутся в зоологических институтах университетов, реже в институтах С. а. ж. Международные совещания сравнительных анатомов обычно происходят в рамках Международных зоологических конгрессов (начиная с 1889), а также на симпозиумах, устраиваемых зоологическими Обществами разных стран. Статьи по С. а. ж. публикуются преимущественно в периодических изданиях по зоологии.

Лит.: Шимкевич В. М., Курс сравнительной анатомии позвоночных животных, 3 изд., М. — П., 1922; Догель В. А., Сравнительная анатомия беспозвоночных, Л., ч. 1—2, 1938—40; Шмальгаузен И. И., Основы сравнительной анатомии позвоночных животных, 4 изд., М., 1947; Северцов А. Н., Морфологические закономерности эволюции. Собр. соч. , т. 5, М. — Л. ,1949; Бляхер Л. Я., Очерк истории морфологии животных, М., 1962; Беклемишев В. Н., Основы сравнительной анатомии беспозвоночных, 3 изд., ч. 1—2, М., 1964; Развитие биологии в СССР, М., 1967; Иванов А. В., Происхождение многоклеточных животных, Л.,1968; История биологии с древнейших времен дэ наших дней, М., 1972; Bronn's Klassen und Ordnungen des Thierreichs, Bd I — ,Lpz., 1859—; Gegenbaur C., Grundriss der vergleichenden Anatomie, 2 Aufl.,Lpz., 1878; Lang A., Lehrbuch der vergleichenden Anatomie der wirbellosen Thiere, Bd 1-4, Jena, 1913—21; Handbuchder Zoologie, gegr. von W. Kukenthal, Bd I — ,B. — Lpz., 1923—; Handbuch der vergleichenden Anatomie der Wirbelthiere, Bd 1—6, В. — W., 1931—39; Traite de zoologie, publ, par P.P. Grasse, t. 1—17, P.,1948—; Remane A., Die Grundlagen des natlirlichen Systems der vergleichenden Anatomie und der Phylogenetik, 2 Aufl., Lpz., 1956.

А. В. Иванов.

Сравнительная грамматика

Сравнительная грамматика, традиционное название сравнительно-генетические исследования фонетики (фонологии), морфонологии, словообразования, словоизменения и иногда синтаксиса семьи или группы родственных языков. С. г. и этимологический словарь в совокупности могут представить сводку результатов сравнительно-генетического изучения семьи (группы) языков. Авторами первых С. г. индоевропейских языков были Ф. Бопп и А. Шлейхер. К. Бругману и Б. Дельбрюку принадлежит наиболее полная С. г. индоевропейских языков. Во 2-й половине 19 и в 20 вв. создаются С. г. отдельных ветвей индоевропейской семьи языков и некоторых др. семей и групп языков.

Лит.: Сравнительная грамматика германских языков, т. 1—4, М., 1962—66; Бернштейн С. Б., Очерк сравнительной грамматики славянских языков, [т. 1—2], М.,1961—74; Brugmann K., Delbruck В., Grundriß der vergleichenden Grammatik, Bd 1—2, Strass., 1897—1916; CaldweII R., A comparative grammar of the Dravidian or South-Indian family of languages, 3 ed., L., 1913; Collinder B., Comparative grammar of the Uralic languages, Stockh., 1960; Poppe N., Vergleichende Grammatik der altaischen Sprachen, t. I, Wiesbaden, 1960; An introduction to the comparative grammar of the Semitic languages, Wiesbaden, 1964.

Сравнительная морфология

Сравнительная морфология, то же, что сравнительная анатомия животных.

Сравнительная психология

Сравнительная психология, отрасль психологии, изучающая общность и различия в происхождении и развитии психики животных и человека. Формирование С. п. связано с трудами Ж. Б. Ламарка и особенно Ч. Дарвина, в России — В. А. Вагнера, понимавшего её очень широко, как науку, объединяющую зоопсихологию и психологию человека. Сходство компонентов поведения животных и человека в онто- или филогенезе свидетельствует об общих корнях эволюции их психики, качественные различия — о значении социально-исторических факторов, особенно трудовой деятельности, общественной жизни и членораздельной речи в развитии психики человека и его сознания. С. п. изучает как наследственно закрепленные, врождённые (инстинктивные) формы психической активности, так и индивидуально изменчивые, связанные с научением и интеллектуальными действиями. Большое значение для С. п. имеют изучение поведения обезьян и выявление образа жизни животных предков человека, что способствует раскрытию биологических предпосылок антропогенеза. Изучение строения и материальной культуры первобытного человека позволяет судить об особенностях его психики (палеопсихология) как исходной формы психики современного человека. Развитие С. п. на диалектико-материалистической основе проходило в борьбе как с идеалистическими (психофизический параллелизм), так и с вульгарно-материалистическими (механицизм, плоский эволюционизм) концепциями, выражающимися в попытках биологизации поведения человека или антропоморфизации поведения животных. Данные С. п. имеют большое значение для решения многих проблем психологии, философии, антропологии, медицины, педагогики (генетическая основа развития детской психики) и др. наук.

Лит.: Дарвин Ч., Происхождение человека и половой отбор. Выражение эмоций у человека и животных, Соч., т. 5, М. — Л., 1953; Вагнер В. А., Биологические основания сравнительной психологии, т. 1—2,СПБ — М., 1910—13; Войтонис Н. Ю., Предистория интеллекта, М. — Л., 1949; Ладыгина-Коте Н.Н., Предпосылки человеческого мышления, М., 1965.

К. Э. Фабри.

Сравнительная физиология

Сравнительная физиология животных, раздел физиологии животных, изучающий методом сравнения особенности физиологических функций у различных представителей животного мира. Вместе с возрастной физиологией и экологической физиологией, изучающей закономерности развития функций в связи с условиями окружающей среды, представляет важный раздел эволюционной физиологии животных. Основное направление сравнительных исследований: физиологические особенности животных разных систематических групп (типов, классов и др.); отдельные функции организма (дыхание, пищеварение, нервная системы и т.д.); функции отдельных структурных элементов органов, тканей, клеток, а также биологически активных веществ (гормонов, ферментов, медиаторов, дыхательных пигментов крови и др.). В СССР развитие С. ф. как самостоятельного направления исследований связано с работами Л. А. Орбели, Х. С. Коштоянца, Е. М. Крепса и др.

Лит.: Коштоянц Х. С., Основы сравнительной физиологии, 2 изд., т. 1—2, М., 1950—57; Проссер Л., Браун Ф., Сравнительная физиология животных, пер. с англ., М., 1967.

Т. М. Турпаев.

Сравнительное правоведение

Сравнительное правоведение, метод изучения правовых систем различных государств, получивший широкое развитие после 2-й мировой войны 1939—45. Распространение его связано с расширением международных связей (в т. ч. экономических) между государствами, с разрядкой международной напряжённости. Большое значение С. п. имеет для разработки и правильного применения международных конвенций по различным вопросам международного общения, т.к. оно способствует унификации и толкованию правовой терминологии различных государств.

Сравнительно-исторический метод (в языкознании)

Сравнительно-исторический метод в языкознании, система исследовательских приемов, применяющихся в целях установления родства языков и изучения развития родственных языков. См. Сравнительно-историческое языкознание.

Сравнительно-исторический метод (историч.)

Сравнительно-исторический метод, научный метод, с помощью которого путём сравнения выявляется общее и особенное в исторических явлениях, достигается познание различных исторических ступеней развития одного и того же явления или двух разных сосуществующих явлений; разновидность исторического метода (см. Историзм). С.-и. м. позволяет выявить и сопоставить уровни в развитии изучаемого объекта, произошедшие изменения, определить тенденции развития. Можно вычленить различные формы С.-и. м.: сравнительно-сопоставительный метод, который выявляет природу разнородных объектов; сравнение историко-типологическое, которое объясняет сходство не связанных по своему происхождению явлений одинаковыми условиями генезиса и развития; историко-генетическое сравнение, при котором сходство явлений объясняется как результат их родства по происхождению; сравнение, при котором фиксируются взаимовлияния различных явлений.

Уже Аристотель использовал историческое сравнение в анализе политических форм античности. Однако общепризнанным С.-и. м. становится лишь в 19 в., получив разнообразное применение в языкознании (см. Сравнительно-историческое языкознание), в социологии, юриспруденции, литературоведении (см. Сравнительно-историческое литературоведение), этнографии (как основной метод эволюционной школы), культуроведении и др. В буржуазной социологии 19 в. интерес к С.-и. м. связан с идеями О. Конта и Г. Спенсера, которые видели в С.-и. м.основной метод социологического исследования, причём истолковывали его в духеэволюционистской линейно-прогрессивной трактовки развития. С.-и. м. использовался М. М. Ковалевским. Э. Дюркгейм видел в сравнительной социологии сущность социологии вообще. В это же время предпринимаются попытки соединить С.-и. м.в социологии со статистическими методами(А. Кетле, Бельгия), с анализом структуры систем и их эволюции. Однако изучение структур и систем было связано с критикой С.-и. м. Ранний функционализм (Б. Малиновский и др.) противопоставил эти методы друг другу, сделав акцент на изучении функционирования общественных систем в противовес их динамике, развитию. В современных условиях основная тенденция состоит в попытках соединения С.-и. м. со структурно-функциональным анализом, в выявлении процессов изменения различных социальных структур. Аналогичный процесс происходит в языкознании, которое было ориентировано в этом направлении Ф. Соссюром. Критика культурно-исторической школы В. Дильтея, осуществленная в социологии Э. Трёльчем и М. Вебером, привела к преобразованию в их теориях С.-и. м. в сравнительно-типологический метод (с помощью последнего Вебер анализировал социальные структуры и мировые религии). Во 2-й половине 20 в. после периода пренебрежения в различных общественных науках возрождается интерес к С.-и. м. Линия сравнительного изучения разнообразных культурных ценностей и норм представлена в теории культурно-исторических типов (П. Сорокин, А. Тойнби), где, однако, каждая культура предстаёт как замкнутое целое и не рассматривается процесс их трансформации друг в друга, их развитие. Она продолжается в сравнительном исследовании ряда социальных институтов, например семьи (Р. Бенедикт, М. Мид — США, и др.). Эта тенденция переосмысления значения С.-и. м. характерна для культурной антропологии и языкознания. В 1960 создано Международное общество сравнительного изучения цивилизаций.

В работах основоположников марксизма С.-и. м. использовался при изучении общественно-экономических формаций, различных типов политической и экономической структуры внутри одной формации, в анализе ряда социальных институтов (государства, семьи, армии и т.п.), социальных движений и идеологий. При этом С.-и. м. сочетался с исследованием структуры и функций исторических явлений. На базе марксистской методологии развернулись сравнительно-исторические исследования в исторической науке, этнографии, литературоведении, которые привели к формированию специфических направлений — сравнительного языкознания, литературоведения и др.

Лит.: Мейе А., Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков, М. — Л., 1938; Тимирязев К. А., Исторический метод в биологии, М. — Л., 1943; Жирмунский В. М., Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса, М., 1958; Вопросы методики сравнительно-исторического изучения индоевропейских языков, М., 1956; Принцип историзма в познании социальных явлений, М., 1972; Readings in cross-cultural methodology, ed. Moore F. W., New Haven, 1966; March R., Comparative sociology. 1950—1963, "Current sociology", 1966, v. 14, №2; Holt R., Turner J., The methodology of comparative research, N. Y., 1970; Przeworski A., Teune Н., The logic of comparative social inquiry. N. Y., 1970.

А. П. Огурцов.

Сравнительно-историческое литературоведение

Сравнительно-историческое литературоведение, раздел истории литературы, изучающий международные литературные связи и отношения, сходство и различия между литературно-художественными явлениями в разных странах. Сходство литературных фактов может быть основано, с одной стороны, на сходстве в общественном и культурном развитии народов, с другой стороны — на культурных и литературных контактах между ними; соответственно различаются: типологические аналогии литературного процесса и "литературные связи и влияния". Обычно те и другие взаимодействуют, что, однако, не оправдывает их смешения.

Предпосылкой С.-и. л. является единство социально-исторического развития человечества. В результате сходных общественных отношений у разных народов в развитии разных литератур в одну историческую эпоху могут наблюдаться историко-типологические аналогии. Предметом сравнительно-исторического изучения с этой точки зрения могут быть отдельные литературные произведения, литературные жанры и стили, особенности творчества отдельных писателей, литературные направления. Так, в средние века у разных народов Востока и Запада черты такого сходства обнаруживает народный героический эпос; в период расцвета феодализма — рыцарская лирика провансальских трубадуров, немецких миннезингеров, ранняя классическая араб. любовная поэзия, стихотворный рыцарский роман на Западе и "романический эпос" в восточных литературах.

В литературе буржуазного общества можно констатировать у разных европейских народов сходную регулярную последовательность направлений международного характера: Ренессанс (см. Возрождение), барокко, классицизм, романтизм, критический реализм и натурализм, символизм, модернизм наряду с новыми формами реализма.

Сходные пути развития литературы у разных народов не исключают возможности международных контактов и взаимовлияний и обычно перекрещиваются с ними. Однако для того чтобы влияние стало возможным, должны существовать внутренняя потребность в таком культурном "импорте", аналогичные тенденции развития в данном обществе и в данной литературе. А. Н. Веселовский говорил о "встречных течениях" в заимствующей литературе. Поэтому всякое литературное влияние бывает связано с частичной трансформацией заимствованного образца, т. е. с его творческой переработкой в соответствии с национальным развитием и национальными литературными традициями, а также с идейно-художественным своеобразием творческой индивидуальности писателя; эти различия для С.-и. л. не менее важны, чем сходство.

Международные литературные влияния не ограничиваются сферой современной литературы. Литературное наследие великих художников прошлого продолжает воздействовать на современность созвучными элементами или аспектами (влияние античности в эпоху Возрождения и в эпоху классицизма 17—18 вв.). Отсюда проблема судьбы писателя "в веках", в разные исторические эпохи, у разных народов: например, У. Шекспир или И. В. Гёте во Франции, в Великобритании, в России; Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, А. П. Чехов, М. Горький в мировой литературе. С этой проблемой тесно связана история интерпретации писателя в критике, отражающая развитие общественной и литературной мысли в данной стране, а также история переводов.

Международные литературные связи и взаимодействия представляют категорию историческую и в различных исторических условиях имеют разную интенсивность, принимают разные формы. С 19 в. они становятся особенно активными и широкими; в 1827—30-х гг. Гёте выступает с лозунгом "всеобщей мировой литературы", которая должна включить в свой состав самое ценное, что было создано всеми народами на всех ступенях исторического развития. Октябрьская революция 1917 предопределила возникновение многонациональной сов. литературы, объединённой основным художественным методом социалистического реализма. К середине 20 в. в круг сравнительно-исторического изучения всё более вовлекаются литературы народов, прежде мало известных вследствие отдалённости от европейского мира или отставших в общественном развитии (проблема литературных "взаимоотношений" Востока и Запада). После 1-й мировой войны 1914—18 на Западе возрастает интерес к проблемам международных литературных отношений, изучение которых обособляется в специальную область истории литературы под названием "сравнительное литературоведение". Начало было положено во Франции трудами Ф. Бальдансперже, П. ван Тигема (журнал "Revue de littérature comparée", с 1921, и серия монографий при нём). После 2-й мировой войны 1939—45 крупные научные центры по С.-и. л. появились в США (В. Фридерих, Р. Уэллек и др.; журнал "Comparative Literature", с 1949, "Comparative Literature Studies", с 1963, и др.), несколько позже — в ФРГ (К. Вайс и др.; журнал "Arcadia", с 1966), в Канаде. С 1955 существует Международная ассоциация сравнительного литературоведения (AILC) с центром в Париже (печатный орган —"Neohelicon", Будапешт), созывающая международные конгрессы (труды "International comparative literature association. Proceedings of the Congress", v. 1—6,1955—70). В России С.-и. л. получило широкое развитие раньше, чем в др. европейских странах. Кафедры "всеобщей литературы" существовали уже с 80-х гг. 19 в. почти во всех русских университетах. В Петербургском университете кафедру занимал с 1870 А. В. Веселовский — родоначальник С.-и. л. в русской науке ("Историческая поэтика", 1870—1906, отдельное издание 1940). В советской науке интерес к С.-и. л. возрождается в середине 1950-х гг.; в 1960 прошла дискуссия о взаимосвязи и взаимодействии национальных литератур. Работы по С.-и. л. ведутся также в др. социалистических странах: Венгрии (И. Шётер, Т. Кланицаи, Г. Вайда), Чехословакии, ГДР и др.

Лит.: Жирмунский В. М., Сравнительное литературоведение и проблема литературных влияний, "Изв. АН СССР. Отд. обществ, наук", 1936, №3; его же, Литературные отношения Востока и Запада..., в кн.: Труды юбилейной науч. сессии Ленингр. университета. Секция филологич. наук, Л., 1946; его же, Средневековые литературы как предмет сравнительного литературоведения, "Изв. АН СССР. ОЛЯ", 1971,№ 3; Гудзий Н. К., Сравнительное изучение литератур в русской дореволюционной и советской науке, там же, 1960, т. 19, в. 1—2; Взаимосвязи и взаимодействия национальных литератур. Материалы дискуссии, М., 1961; Неупокоева И. Г., Проблемы взаимодействия современных литератур, М., 1963; Ломидзе Г., Методологические вопросы изучения взаимосвязей и взаимообогащения советской литературы, М., 1963; Конрад Н. И., Запад и Восток. Статьи, 2 изд., М., 1972; Взаимосвязи и взаимодействия литератур мира. Библиография (1961—1965), ч. 1—2, М., 1968; то же (1966—1970), ч. 1—2, М., 1973; Baldensperger F., Goethe en France, 2 ed., P., 1920; Van Tieghem P., La littérature comparée, 3 ed., P., 1946: Friederich W. P., Outline of comparative literature, Chapel Hill, 1954; Curtius Е. R., La littérature européenne et le Moyen Age latin, P.,1956; Baldensperger F., Friederich W. P., Bibliography of comparative literature, N. Y., 1960; Weliek R., Concepts of criticism, New Haven, 1964; Krauss W., Probleme der vergleichenden Literaturgeschichte, B., 1963; Pichois C., Rousseau A. M., La litterature comparee. P., 1967; Aktuelle Probleme der vergleichenden Literaturforschung, B., 1968; Block Н. M., Nouvelles tendances en littérature comparée. P., 1970 (лит. с. 55—61).

В. М. Жирмунский.

Сравнительно-историческое языкознание

Сравнительно-историческое языкознание, генетическое языкознание, сравнительное языкознание, компаративистика, область языкознания, имеющая целью реконструкцию синхронных состояний, не засвидетельствованных письменностью, и диахронических процессов в истории отдельных языков, истории групп родственных языков, включая установление происхождения языковых семей, языков и отдельных элементов их системы, в том числе установление генетического родства между языками, т. е. их общего происхождения из одного источника (генеалогическая классификация языков). Для реконструкции истории языков С.-и. я. пользуется сравнительно-историческим методом, включающим следующие основные приёмы исследования: 1) внешняя реконструкция (сравнительно-исторический метод в узком смысле) — обнаружение генетически тождественных морфем и слов в родственных языках и выявление в них результатов регулярных звуковых изменений исходного языка (праязыка), построение его гипотетической модели и правил выведения конкретных морфем языков-потомков из этой модели. При сохранении в языках достаточно большого числа родственных морфем и не слишком сложной фонетической истории языков-потомков результаты регулярных звуковых изменений выступают в форме непосредственно наблюдаемых регулярных звуко-соответствий между родственными языками. В противном же случае эти звуковые изменения удаётся проследить, лишь реконструировав промежуточные этапы развития (например, праязыки подгрупп и групп в составе семьи языков); 2) внутренняя реконструкция — обнаружение в системе отдельного языка явлений и соотношений, однозначно свидетельствующих о существовании некоторых элементов системы языка на более ранних этапах его истории (например, следы прежнего чередования аллофонов, сохраняющиеся в виде чередования фонем в алломорфах, сохранение следов прежних морфологических структур в реликтовых парадигмах и в виде супплетивизма и т.п.); 3) извлечение информации из анализа заимствованных слов (заимствования из языков, являющихся объектом реконструкции, и в эти языки); 4) извлечение информации из данных топонимики. Полученные реконструкции охватывают все стороны системы языка: фонологию, морфонологию, морфологию, лексику, отчасти синтаксис. Эти реконструкции, однако, не могут быть непосредственно отождествлены с исторически реальным языком-предком, они лишь моделируют имеющуюся информацию о нём как об исторической реальности, неизбежно неполную из-за невозможности реконструировать те корни, фонемные противопоставления и пр., которые исчезли во всех языках-потомках из-за трудностей временного разграничения (отнесения к соответствующим периодам разновременных реконструируемых явлений), мешающих точной реконструкции синхронных состояний, и пр. Реконструируя фонемы праязыков, лингвисты не всегда обладают достаточными сведениями для разложения фонем на дифференциальные признаки и тем более для фонетической их интерпретации. Однако неполнота отражения исторической реальности в реконструкциях не означает отсутствия в них достоверной информации об этой реальности. Возникновение С.-и. я. в 10—30-е гг. 19 в. связано с именами основателей индоевропеистики Ф. Боппа и Р. Раска и германиста Я. Гримма. Гримм и нем. учёный индоевропеист-этимолог А. Потт заложили основы сравнительно-исторической фонетики как фундамента С.-и. я. Первые серьёзные попытки праязыковой реконструкции предприняты в середине 19 в. А. Шлейхером. Строгая методика доказательной реконструкции фактов дописьменной истории языков (и прежде всего реконструкции фонем) разработана в последней четверти 19 в. (в индоевропеистике — в работах К. Вернера, младограмматиков во главе с К. Бругманом, Ф. Соссюра и др.). Эта методика лежит в основе и современных С.-и. я.; в последние десятилетия она обогащается новыми исследовательских приёмами, относящимися к области внутренней реконструкции, системной реконструкции лексики, фонетики и пр., использованию достижений смежных дисциплин (особенно фонологии, лингвистической типологии, этимологии). Кроме изучения индоевропейского родства и исследования герм. языков, наиболее успешно развивавшимися областями С.-и. я. со 2-й половине 19 в. были славистика, балтистика, романистика, иранистика, кельтология, индология, семитология. В 1-й половине 20 в., помимо этих областей, широкое развитие получило сравнительно-историческое исследование др. групп индоевропейских языков, уральское языкознание (особенно финно-угроведение), тюркология, монголистика. Круг языков, подвергающихся успешному сравнительно-историческому изучению, постоянно расширяется (тунгусо-маньчжурские, дравидийские, картвельские, китайско-тибетские, австронезийские, австроазиатские языки, семито-хамитские языки Африки, языки банту, многие группы индейских языков и др.). Развивается исследование далёкого родства языков (ностратические языки, макросемьи языков Америки, Африки, Океании). Результаты исследований по С.-и. я. лежат в основе генеалогической классификации языков, составляют научную базу этимологии и лингвистической палеонтологии, предоставляют в распоряжение историков лингвистическую информацию об этногенезе народов, о дописьменных периодах их истории, о культуре и взаимных контактах народов древности. В результате развития С.-и. я. в значительной степени воссоздана история многих языковых семей и групп (индоевропейских, семитских, уральских и др.), что углубляет временную перспективу языкознания и даёт материал для исторической типологии языков. В 19 — начале 20 вв. С.-и. я. развивалось преимущественно в Германии, Австро-Венгрии и сканд. странах. Исследования по С.-и. я. широко проводятся в СССР (славянские и др. индоевропейские языки, уральские, алтайские, кавказские, семито-хамитские и др. языки), в США (языки индоевропейской семьи, индейские и др.), Западной Европе (преимущественно индоевропейские и восточные языки, в Финляндии и Швеции — также уральские и алтайские языки), в Венгрии (уральские и алтайские языки). Исследования по славистике и индоевропеистике ведутся в Польше, Югославии и Болгарии, по славистике и восточным языкам — в Чехословакии. Начинает развиваться С.-и. я. в Японии, Индии, Израиле, Австралии (языки соответствующих регионов).

Лит.: Мейе А., Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков, 3 изд., пер. с франц., М. — Л., 1938; Томсен В., История языковедения до конца IX в., пер. с дат., М., 1938; Общее и индоевропейское языкознание, М., 1956; Иванов Вяч. В., Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы, М., 1965; Щербак А. М., Сравнительная фонетика тюркских языков, Л., 1970; Иллич-Свитыч В. М., Опыт сравнения ностратических языков, т. 1, М., 1971, с. 38—102 (обзор лит. по С.-и. я.); Долгопольский А. Б., Сравнительно-историческая фонетика кушитских языков, М., 1973; Основы финно-угорского языкознания, М., 1974; Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд, в. 1, М., 1974; Hoenigswald H, Language change and linguistic r econstruction, Chi., 1966; Current trends inlinguistics, v. 1—12; The Hague — P., 1963—1974; Haas M., The prehistory of languages, P. — The Hague, 1969; Kurilowicz J., Inflectional categories of Indo-European, Hdlb., 1964; его же, Indogermanische Grammatik, Bd 2 3 Hdlb., 1968—69; Zvelebil К., Comparative Dravidian phonology, The Hague — P., 1970. См. также лит. при статьях Индоевропеистика, Индоевропейские языки, Сравнительная грамматика.

А. Б. Долгопольский.

Сравнительный (межзаводской) анализ

Сравнительный (межзаводской) анализ в СССР, сопоставление показателей экономической эффективности работы отдельных (как правило, родственных) предприятий, производственных объединений с целью объективной оценки результатов их деятельности. С. (м.) а. позволяет оценить напряжённость плановых задании, итоги социалистического соревнования, выявить резервы производства, способствует распространению передового опыта.

Межзаводские сравнения предполагают сопоставимость объектов и показателей их работы. Она достигается исключением несравнимых величин, корректировкой показателей с помощью поправочных коэффициентов, пересчётом показателей по методологии их расчёта на др. предприятиях и т.д. Основные условия сопоставимости: соблюдение качественной однородности сравниваемых показателей, единство методики их расчёта; применение единых измерителей продукции, одинаковость географических условий и расположения по отношению к поставщикам материалов и техники и потребителям готовой продукции; одинаковое количество рабочих дней в сравниваемых периодах и т.д. Если некоторые из перечисленных факторов различаются на сравниваемых предприятиях, производится пересчёт показателей, их характеризующих, к уровню одинаковых условий.

Организация С. (м.) а. сводится к следующим этапам: выбор объектов сравнения; определение степени сопоставимости объектов и сравниваемых показателей; сбор и обработка экономической информации об объектах, приведение показателей в сопоставимый вид; сравнение и анализ показателей, оценка достигнутых результатов, выявление причин расхождений по ним и факторов, определивших величину показателей; обобщение результатов анализа, разработка выводов и предложений по повышению эффективности производства, подсчёт эффективности от реализации предложений.

Методика С. (м.) а. включает весь арсенал методов и приёмов экономического анализа (см. Анализ хозяйственной деятельности), но особое значение имеют научно обоснованная группировка предприятий, выбор базы сравнения. Если задачей анализа является определение лучшего предприятия, то в качестве базы сравнения выделяют комплекс показателей, анализ которых позволяет всесторонне изучить результаты работы сравниваемых предприятий. Общий алгоритм математического метода сравнительной комплексной оценки работы по совокупности показателей сводится к следующему. Исходные данные представляются в виде матрицы, элемент которой aij есть величина показателя j у предприятия С порядковым номером i. В таблице исходных данных определяются максимальные элементы — показатели в каждом столбце. Все элементы столбца делятся на максимальный элемент. В результате получается "матрица координат". Все её элементы возводятся в квадрат и суммируются по строкам (если решается задача с учетом различной весомости показателей, то каждое слагаемоев общую сумму включается умноженным на величину соответствующего ему весового коэффициента). Полученные суммы располагаются по убыванию: на первом месте предприятие, которому соответствует наибольшая сумма.

Лит.: Кремке К., Межзаводской сравнительный анализ в социалистической промышленности как метод вскрытия и использования резервов производства, М., 1965; Вершинин А. М., Сравнительный анализ хозяйственной деятельности промышленных предприятий, М.. 1970; Воробейчиков А. П., Кауфман М. З., Межзаводской экономический анализ, М., 1971; Шеремет А. Д., Комплексный экономический анализ деятельности предприятия, М., 1974; Курс анализа хозяйственной деятельности, под ред. С. К. Татура и А. Д. Шеремета, М., 1974.

А. Д. Шеремет.

"Сражающаяся Франция"

"Сражающаяся Франция" ("La France Combattante"), во время 2-й мировой войны 1939—45 возглавлявшееся генералом Ш. де Голлем движение за национальную независимость Франции против немецко-фашистских оккупантов и сотрудничавших с ними вишистских коллаборационистов (см. "Виши"). Примыкало к антигитлеровской коалиции. (С 18 июня 1940 по 13 июля 1942 называлось "Свободная Франция".) 24 сентября 1941 в Лондоне был создан руководящий орган "С. Ф." — Французский национальный комитет (ФНК). Руководящие органы движения "С. Ф." опирались территориально на те французские колониальные владения, администрация которых примкнула к движению де Голля (Чад, Камерун, Среднее Конго, Убанги-Шари, Габон и пр.).

Движение располагало вооруженными силами и участвовало в ряде военных операций войск антигитлеровской коалиции. В ноябре 1942 ФНК направил в Советский Союз группу французских лётчиков для совместной борьбы против гитлеровской Германии (впоследствии авиаполк "Нормандия — Неман"). Успеху движения "С. Ф." способствовали поддержка его Движением Сопротивления внутри Франции и установление контактов между Французской компартиейи "С. Ф." (с января 1943) в целях организации тесного сотрудничества и совместных действий против захватчиков. В созданный в мае 1943 организациями Движения Сопротивления Национальный совет Сопротивления вошли представители "С. Ф.".

После вступления англо-американских союзных войск в Алжир (с ноября 1942) и переезда туда из Лондона ФНК этот комитет был 3 июня 1943 преобразован во Французский комитет национального освобождения (ФКНО), руководящий орган, представлявший в 1943—44 государственные интересы Франции. 26 августа 1943 правительства СССР, США и Великобритании официально признали ФКНО (в его состав в апреле 1944 вошли представители Французской компартии).2 июня 1944 ФКНО переименовал себя во Временное правительство Французской республики, которое возглавил генерал Ш. де Голль.

Лит.: Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., М., 1959; Голль Ш. Де, Военные мемуары, пер. с франц., т. 1—2, М., 1957—60; Антюхина-Московченко В. И., О капитуляции Франции в 1940 г. и ее международных последствиях, в кн.: Французский ежегодник. 1961, М., 1962; её же Шарль де Голль, "Новая и новейшая история", 1971, № 3—6; Смирнов В. П., Движение сопротивления во Франции в годы второй мировой войны, М., 1974; Histoire du Parti communiste français, P., 1964.

В. И. Антюхина-Московченко.

Сражение

Сражение, совокупность ударов и боев, связанных общим замыслом и проводимых соединениями и объединениями в ходе операции для достижения её целей или целей её отдельного этапа. С. может проводиться на суше, в воздухе или на море. В С. на суше обычно участвуют различные виды вооруженных Сил и рода войск. С. может проводиться также одним видом вооруженных сил (воздушное С., морское С.) или одним родом войск (танковое С.). В зависимости от количества сил и средств, размеров охватываемой территории (воздушного, морского, океанского пространства) С. имеют оперативное или стратегическое значение. С. оперативного масштаба представляют собой совокупность боев соединений; С. стратегического масштаба — совокупность С. оперативных объединений. Операция включает несколько С., продолжительность каждого из них может быть различной. С. развёртывается на всём фронте наступления или по направлениям, одновременно или последовательно, и развивается на большую глубину. Проводятся также оборонительное С., встречное С.

До 19 в. не было чёткого разграничения между понятиями "бой" и "С.", поэтому бои называются также и С. В 18—19 вв. различали генеральные и частные С. Генеральные С. (нередко называется битвами) оказывали решающее влияние на исход военных кампаний, а иногда и войн (например, Аустерлицкое — 1805, Йенское — 1806, и др.). С середины 19 в. как синоним стали употребляться понятия "С.", "битва", "операция" (например, Галицийское сражение, Галицийская битва и Галицийская операция 1914, Марнское сражение, Марнская битва и Марнская операция 1914). В военно-исторической литературе о Великой Отечественной войне 1941—45 иногда понятие "С." употребляется в смысле совокупности операций (например, Смоленское сражение 1941).

И. С. Ляпунов.

Сращивание монополий с государством

Сращивание монополий с государством, см. в ст. Государственно-монополистический капитализм.

Србик Генрих

Србик (Srbik) Генрих (10.11.1878, Вена, — 16.2.1951, Эрвальд, Тироль), австрийский историк. В 1912—22 профессор университета в Граце, в 1922—45 — Венского университета. Был связан с пангерманскими кругами, а затем с нацистами. В 1929—1930 министр просвещения. В 1938 приветствовал аншлюс. Был назначен фашистами президентом Венской АН (1938—45) и ректором Венского университета. В своих сочинениях, посвященных главным образом истории "Священной Римской империи" и Австрийской монархии 17—19 вв., пытался обосновать необходимость создания т. н. общегерманского рейха, который охватил бы всю Центральную Европу, возвеличивал деятельность Меттерниха.